Стеван Гайич

Стеван Гайич: «Сербия – лишь маленькая часть того, что мы называем сербским миром»

В чем секрет стойкости народа и политической элиты Республики Сербской и может ли она в ближайшем будущем стать частью Сербии? Что нужно делать России, чтобы сохранить свое влияние на Балканах и почему дух Джукановича до сих пор не покинул Черногорию? Имеет ли понятие «сербский мир» право на жизнь и возможна ли реабилитация панславизма? Об этом и не только поговорили с доктором политических наук, сотрудником белградского института Европейских исследований, приглашенным профессором МГИМО Стеваном Гайичем.

— Движение возрождения Королевства Сербия и Демократическая партия Сербии, а также еще 19 объединений и гражданских групп подписали коалиционное соглашение о совместном участии в будущих парламентских выборах. Жика Гойкович заявил, что с созданием коалиции расширяется фронт партий, считающих, что, цитирую «королевство нелегально и недемократически было разрушено в 1945 году и пришло время открыть вопрос о том, должна быть Сербия республикой или королевством». У этого объединения есть шанс на победу в выборах?

— К сожалению, эта инициатива – абсолютный симулякр. Все эти партии и движения, так или иначе, подконтрольны Сербской прогрессивной партии и Александру Вучичу, который через эти партии симулирует существование плюрализма и политической жизни. Но это сделано настолько плохо, что в сербском обществе более чем понятно, что это – не настоящие оппозиционные партии, а просто политический декор. И эта инициатива не стоит того, чтобы ее комментировать.

И этот вопрос – явно не на повестке. Пока Сербия больше похожа на европейскую Колумбию и полностью криминализирована. Пока Сербия – одна из первых стран в Европе по уровню наркопреступности и борьбы наркокланов, которые связаны с властью, о чем можно говорить? Какая монархия или республика? Это абсолютно ложный вопрос.

— Кстати, кого считаете явным фаворитом на новых парламентских выборах, и каких сюрпризом можно ожидать в части победителей или коалиционных союзов?

— У нас нет выборов. Прошлые выборы были бойкотированы, в Белграде пришло голосовать менее одной трети населения. Нижняя палата парламента выглядит похожей на парламент Северной Кореи. У нас практически однопартийная система. Вучич полностью контролирует политическую жизнь (тем не менее, его популярность резко упала и продолжает необратимо падать), и почти уничтожил политические альтернативы. Но, тем не менее, власть в Сербии — бумажный тигр, растерзанный между собой воюющими кланами, который может распасться в любой момент и которого пока что лишь круговая порука компроматов друг на друга держит вместе. Думаю, что это очень опасно. Потому что когда политическая жизнь не ведется в рамках институтов, а при этом существует огромное недовольство, которое годами копится и тлеет, то это очень опасно для будущего общества.

— Две новости: Радован Караджич получил срок, отбывать который ему предстоит в Великобритании, а представлять интересы албанских боевиков будет британский адвокат Саймон Лос. Можно ли проследить между этими двумя событиями определенную связь?

— Не знаю, есть ли связь, но тюрьмы Великобритании известны тем, что там происходили пытки заключенных, в том числе, помещенных туда по решению Гаагского трибунала. Считаю самым большим преступлением то, что сербское государство, зная все это, абсолютно никак не заступилось за права Радована Караджича, и не ожидаю, что ему там будет легко.

— Республика Сербская отказалась лишать наград своих создателей, осужденных Гаагским трибуналом. В этой связи мне интересно Ваше мнение как политолога и человека, знающего «сербский мир» изнутри: в чем секрет стойкости и где сокрыт источник мужества руководителей РС, находящиеся под постоянным давлением коллективного Запада, и не боясь делать смелые заявления и отказываться идти у него на поводу? Это заслуживает уважения! Или все, как всегда бывает в политике, довольно прагматично и имеет объяснение более простое и рациональное, чем кажется? Снимите завесу тайны.

— Республика Сербская имеет опыт тотальной войны, память о которой живет в людях. И они боятся исчезновения. Зная, что их может постигнуть судьба Нагорного Карабаха, зная, что они в положении Русского Донбасса, у них очень высок инстинкт самосохранения. И даже политики Республики отвечают запросам и ощущениям целого общества.

Республика Сербская действительно чудом выжила за последние 26 лет после Дейтонских соглашений. Мне кажется, что сейчас их позиция гораздо лучше, чем раньше, потому что Россия вернулась на политическую сцену. И косвенно, а иногда и прямо, Россия неоднократно на официальном уровне заявляла, что будет гарантом Дейтонских соглашений. А это гарантирует существование Республики Сербской. И я думаю, что отчасти уверенность РС происходит из того, что есть такой серьезный союзник на международной арене.

— А раздел Боснии и Герцеговины, или, по крайней мере, выход из ее состава Республики Сербской (особенно с учетом недавнего якобы случайно всплывшего «плана» премьер-министра Словении) в ближайшей перспективе возможен? Или, все-таки, больше шансов у партии унитаристов, ратующих за единую и неделимую Боснию?

— Этот «план» имеет больше связи с внутренней политикой Сербии, с попытками Вучича сдать Косово, участвовать в создании Великой Албании, так что сербам нужно представить перспективу Республики Сербской. Но так, чтобы до этого Сербия конкретно сдала Косово. Думаю, что этот план – чистая «утка». Думаю, что в ближайшее время не будет изменения границ внутри Боснии и Герцеговины. Республика Сербская также останется практически независимым субъектом, но в рамках БиГ. И ни одну мировую силу пока не устраивает такой вид дестабилизации. Поэтому не ожидаю в ближайшем будущем колоссальных перемен, хотя и не надо расслабляться.

Самый интересный вопрос: о чем Вучич разговаривал на последней встрече с Йенском Столтенбергом, генсеком НАТО?

— Черногория и Косово заявили о расширении военного сотрудничества. Это вообще как и это вообще зачем? Дух Джукановича покидает Черногорию, говорили они… Но, видимо, нет? Несмотря на то, что после парламентских выборов Джуканович утратил контроль над правительством, внешнеполитическая линия официальной Подгорицы и по отношению к Сербии, и по отношению к России не изменилась и осталась прозападной.

— Здесь нужно быть очень осторожным. Надо понять одну вещь: кумир и главный учитель Александра Вучича – Мило Джуканович. У них до сих пор хорошие отношения. Международные связи и друзья одни и те же: Объединенные Арабские Эмираты; теневые фигуры, такие как бывший шеф разведки Палестины господин Дахлан, которого многие в мусульманском мире обвиняют даже в убийстве Арафата и так далее.

Мило Джуканович помог Александру Вучичу, и Александр Вучич помог Мило Джукановичу, особенно в 2016 году, когда Джуканович придумал «русский» госпереворот, благодаря которому изменил ход выборов в Черногории, что позволило стране вступить в НАТО в следующем году. Он выдумал этот «госпереворот» в день выборов, который, конечно, был настоящим фарсом. А когда Александра Вучича спросили, что он об этом думает, тот ответил: да, есть элементы иностранного влияния. Он намекал на то, что да, Россия действительно может быть причастна к этому.

Так что все, что я вижу – это игра. Джуканович, с одной стороны, подстегивает искусственный, ложный черногорский национализм, а Вучич отвечает через своих подконтрольных людей в партиях самой Черногории, практически парализуя новое правительство. Говоря о правительстве Черногории, надо сказать, что страна не является суверенным государством. Ожидать от них, что они выйдут из НАТО или перестанут признавать Косово – ложная дилемма. Кто ее запускает? Те же «боты» Вучича. Они говорят, что в новой черногорской власти недостаточно сербов, хотя Черногория в 1878 признана Берлинским конгресом вместе с Сербией одним из двух сербских государств. Однако, Вучич постоянно говорит о сербах как национальном меньшинстве, чьи права он якобы защищает. Сербы (черногорцы) — большинство. То есть, якобы защищая прав сербов, он производит их деградацию с уровня народа-носителя государственности до национального меньшинства, по сути, делая то же само, что и Джуканович, только другой риторикой.

Конечно, новое правительство в Черногории не может сделать то, что желает. Потому что предыдущее правительство им оставило и членство в НАТО, и признание Косово, и все остальное. Все это — спекуляции о Черногории… В России на эту тему есть «кружок» сайтов, которые гнут абсолютно токсичную линию Вучича и Джукановича, которая идентична.

— Поговорим о Косово. Совсем недавно приходят новости: в сербском Прешево в местном парламенте говорят только на албанском, а в Буяноваце парламентарии обсуждают с албанским (!) правительством поставку учебников в школы на национальном языке. Продолжение тихой экспансии?

— Да, конечно, это продолжение тихой экспансии. Нам это Вучич оставил с его партнером Хашимом Тачи. Через постоянную сдачу Косово и Метохии через Брюссельские соглашения Вучич воодушевил албанцев и в других частях Сербии, которые подумали, что тоже могут отделиться и Сербия не будет им в этом препятствовать. Вот в чем причина. Пока Вучич во власти, надо быть на страже по Косово. В идеале с его точки зрения Сербия бы получила, как он говорит, «что-то» в обмен за признание Косово. А в лучшем случае ответственность за это он перебросит на Россию. Поэтому Россия, понимая его игру, правильно делает, что последовательно поддерживает сербский народ и резолюцию Совбеза ООН 1244, которая гарантирует территориальную целостность Сербии в Косово и Метохии.

Как пример таковой политики Вучича: Вашингтонским соглашением Сербия обязалась нарушить существующие резолюции ООН обещанием, что переместит свое посольство в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим как «награду». За это Израиль признал независимость «Косово». Такой обмен, наверное, единственный случай в истории дипломатии. Одним словом, Вучич постоянно саботирует позиции Сербии и это Россия должна учитывать. Как бы странно ни звучало, но защищая международное право и позиции сербского народа, а не капризы Вучича, Россия на самом деле защищает свои национальные интересы.

— Продолжим разговор о проявлении «мягкой силы» России на Балканах и в Сербии непосредственно. Что нужно делать России сегодня, чтобы не потерять свое влияние в регионе и усилить его?

— Россия может сделать очень много, чтобы не потерять свое влияние. Повторю главное: Россия должна поддерживать резолюцию 1244, о действии суверенитета Сербии на территории Косово и Метохии. Потому что это единственный надежный узел, за счет которого Россия себя держит на Балканах. Если бы в прошлом она позволила реализоваться плану Вучича и Тачи о разделении так называемого Косово, тогда Россия бы потеряла Балканы на ближайшие десятилетия. После этого ничего бы не останавливало сербскую власть, чтобы вступить в НАТО. Резолюция 1244 – абсолютный фундамент русского влияния и причина, по которой сербский народ поддерживает Россию.

— Имеет ли право на существование понятие «сербский мир», и если да, то лично вы в него вкладываете?

— Да, абсолютно. Сербский мир имеет разные уровни. Если говорим о языке, сербскому миру принадлежат даже и народы, которые себя больше сербами не считают или созданы из сербов в силу исторических обстоятельств как мусульмане в Боснии и Герцеговине или хорваты. Сербский мир – это все земли, на которых сербы живут. Сербский мир – это сербская культура. Можно провести параллели между положением сербов на Балканах и русских на пространстве Российской Империи или Советского Союза.

О сербском мире можно говорить. Иногда сербский мир даже шире языка, шире границ Югославии. Сербское кино, культура, музыка имеют и региональное влияние. Музыка была популярна в Болгарии и даже в Румынии. Сербские сериалы – в соседней Венгрии и даже в Албании. Сербский мир, прежде всего, — это сербский язык и культурное влияние. А в более узком понимании это относится к православным сербам Балканского полуострова. Так что, нынешняя Сербия – лишь маленькая часть того, что мы называем сербским миром. Географически сербский мир – это Черногория, Македония, Босния и Герцеговина, большая часть Хорватии. В более широком смысле – пространство бывшей Югославии, в еще более широком – весь Балканский полуостров.

— В завершении беседы задам вопрос о вашем отношении к идеям панславизма. Недавно словацкий аналитический центр GLOBSEC провел опрос общественного мнения в странах Южной и Восточной Европы. «Славянским братом» Россию считают 89% сербов, 84% болгар, 78% словаков, 72% черногорцев и 65% македонцев. Есть ли шанс на реабилитацию панславизма? И если да – то при каких условиях, и что может стать новым центром если не объединения, то, хотя бы, базой для добрых отношений?

— Думаю, что о его реабилитации сложно говорить. Считаю, что эта идея себя изжила. Понятно, что римо-католические славяне настолько цивилизационно отделяются от православных, и в каждом критическом моменте, в войне, эта особенность себя проявляла, к сожалению.

Думаю, что можем говорить о неовизантизме. Потому что если мы говорим о том, что более всего связывает сербов и русских – это православная вера, а потом язык. Вера определяет наше цивилизационное направление. Понятие византизма – универсальное. В Византии Православие было государственной верой, но там существовала религиозная толерантность. Там вполне нормально жили и мусульмане, и римо-католики, имея свои общины и права, как в настоящей империи.

Так что я думаю, идеал – не полная репродукция (и это было бы смешно), но в духовном смысле идеалом должна быть Византия. Я не имею ввиду, что не нужно буквально копировать Византию, и, например, начать вдруг одеваться как константинопольские вельможи. Восточный Рим, Ромея — это хорошая модель из прошлого, которой в нравственном смысле нужно подражать и смотреть на это, как на идеал.

Владимир Басенков