Брестская крепость Сербии. Кошара

В истории любого народа есть узловые точки, знаковые события, которые потом вписываются в сознание людей буквально на уровне генетического кода. Для большинства русских таким событием безусловно является одно из первых сражений Великой Отечественной войны – оборона Брестской крепости в июне-августе 1941 года. Брестская крепость стала символом мужества, героизма и самопожертвования советских солдат в первый, самый трагический период войны. Именно этот эпизод отечественной истории мне вспоминается, когда слышу о битве при Кошаре, маленькой заставе, затерянной в горах Косово на границе Сербии и Албании.

 Не буду подробно останавливаться на политическом и историческом аспекте косовской проблемы, это совсем другая история и я обязательно вернусь к ней в другой раз. Скажу только, что Косово – это автономный край на юго-западе Сербии, население в основном албанцы-мусульмане, сербы-православные и некоторые другие народы. Но так было не всегда, когда-то эта земля стала колыбелью сербского народа, его духовности и государственности. Косово и Метохия (Космет) – опора души и веры для каждого серба, начальная точка истории, память о героическом прошлом, именно поэтому Косово – это Сербия.

Брестская крепость Сербии. Кошара

Обстановка в крае Косово и Метохия всегда была подобна тлеющему костру, который мог полыхнуть любой момент. После завершения войн начала и середины 1990-х годов в Хорватии и Боснии и Герцеговине напряжённость в крае возросла. После убийства сербом албанского юноши начались нападения албанцев на полицейские патрули, произошел расстрел посетителей кафе. В ответ полиция провела массовые аресты подозреваемых. Это вызвало всплеск внимания к косовской проблеме со стороны международной общественности, которая обвинила власти Союзной Республики Югославия в нарушении прав человека и пытках арестованных албанцев. Схожее заявление сделала Комиссия по правам человека ООН, отмечавшая, что «к албанцам в Югославии применяются пытки, убийства, этнические чистки и геноцид». Однако после посещения Югославии специальным представителем Генерального секретаря ООН Комиссия по правам человека сообщила, что эта информация не нашла подтверждения.

30 декабря 1997 года в результате разгона демонстрации в столице края Косова и Метохии Приштине были ранены 15 человек.
Весной 1998 года в крае начала свою деятельность Армия освобождения Косова (УЧК), которую пополняли радикально настроенные албанцы, проходившие подготовку в специальных лагерях на территории Албании. Они нападали на полицейские и армейские патрули, атаковали населенные сербами села, захватывали в заложники мирных жителей. Кроме сербов, от их действий страдали и те албанцы, которых УЧК считала лояльными центральной власти страны.

К марту 1999 года армия Югославии (серб. Војска Југославије) насчитывала по разным оценкам от 100 тысяч до 140 тысяч солдат и офицеров. Из них на территории Косова и Метохии находились около 22 000 человек в составе 52-го Приштинского корпуса 3-й армии сухопутных войск. В крае действовали 15-я, 211-я и 252-я бронетанковые бригады, 58-я и 243-я механизированная бригада, 37-я, 78-я, 125-я и 549-я моторизованные бригады, 7-я, 175-я и 354-я пехотные бригады. В крае также были задействованы силы трёх бригад центрального подчинения: 63-я парашютно-десантная и 72-я специального назначения. Помимо них в боях с албанцами участвовали около 18 000 сотрудников МВД. Но становилось понятно, что государственное образование «Югославия» уже не спасти.
При поддержке премьер-министра Момира Булатовича, Генеральный Штаб развернул деятельность по спасению хотя бы Сербии. Практически каждое подразделение, имеющее в строю хотя бы 60% личного состава, должно было отправить в Косово и Метохию батальонную группу. Приштинский корпус подвергнулся резкому усилению. В него обеспечивался приток мобилизованных резервистов, большая часть из которых явилась на призывные пункты в добровольном порядке. Каждой бригаде Приштинского корпуса выделялся кусок территории, который она должна была контролировать. Батальонные группы, бригады центрального подчинения и прочие части должны были действовать адресно, в рамках операций или в качестве резерва на случай, если где-то начнутся боевые действия. Местному сербскому населению неорганизованно и безотчетно, но массово раздали большое количество оружия вместе с приказом о формировании отрядов самообороны для защиты в случае появления залетных албанских банд.

В боях с УЧК, особенно на начальном этапе конфликта, широкое участие принимали Отдельные подразделения полиции МВД СРЮ. Они были созданы 3 января 1997. Организационно состояли из шести бригад, которые насчитывали 5000 бойцов и 8000 резервистов. Во время Косовской войны ими командовал генерал Обрад Стеванович. Кроме стрелкового оружия они оснащались миномётами и БТР.

Опорой югославских вооружённых сил были населённые пункты с сербским большинством. Кроме того, на югославской стороне выступили горанцы-мусульмане, проживающие на стыке Албании, Македонии и Сербии.

Точное время создания Армии освобождения Косова неизвестно. Один из лидеров УЧК Рамуш Харадинай утверждал, что она начала деятельность в 1994 году с объединения нескольких албанских вооружённых группировок. Гаагский трибунал датировал создание УЧК серединой 1990-х гг., а в 1996 году произошли первые нападения на югославскую полицию. Генералы Вилич и Тодорович писали, что она была сформирована в 1992 году, когда косовские албанцы приняли решение о формировании подпольных отрядов. Согласно воспоминаниям полковника Тахира Земая, подготовка кадров для вооружённых формирований первоначально велась в самом Косове в местных спортивных клубах. В 1993 году албанцами была сделана попытка создать Министерство обороны Косова, однако многие организаторы данной акции были арестованы полицией.

В организационном плане УЧК состояла из Штаба, расположенного в Кукеше в Албании, и семи оперативных зон на территории Косова и Метохии. 1-я оперативная зона занимала северную часть Центрального Косова, 2-я — северо-восток Косова, 3-я — запад Косова, 4-я — север Косова, 5-я — южную часть Центрального Косова, 6-я — восток Косова, 7-я — юг Косова. В каждой оперативной зоне АОК было несколько «бригад», каждая из которых в реальности была размером в батальон. Официально они насчитывали тысячу бойцов, разделённых на 20 рот по 50-60 человек каждая, однако в действительности они были меньше.

В 1998—1999 гг. членов УЧК тренировали инструкторы из ЦРУ, британской Специальной авиадесантной службы и Французского Иностранного легиона. Их подготовка осуществлялась на территории Албании в лагерях в Кукеше, Тропойе, Байрам Курри и Лабиноте.
По некоторым сведениям, УЧК была замечена в связях с Аль-Каидой ещё в конце 1990-х. Как утверждает «The Washington Times», западные разведслужбы сообщали о том, что её члены проходят подготовку в учебных лагерях Аль-Каиды.

Брестская крепость Сербии. Кошара

В составе УЧК против югославских силовиков воевали несколько подразделений, которые слабо контролировались албанским командованием. Среди них: отряд «Черные лебеди» ветеранов армии боснийских мусульман, 400 человек в Албанско-Американской Атлантической бригаде под командованием Гарни Шеху, 120 бойцов в отряде из Ирана, боснийско-албанский отряд под командованием египтянина Абу Исмаила, а также многочисленные моджахеды из Афганистана, Алжира, Чечни, Египта, Саудовской Аравии и Судана.
В январе 1998 года УЧК начала нападения на мирных жителей и полицейские патрули на территории автономного края. 28 февраля 1998 года она провозгласила начало вооружённой борьбы за независимость края. Тогда же произошло первое серьезное столкновение между вооружёнными албанцами и силами МВД в районе Дреницы. Этот район считался «вотчиной» радикальных сторонников УЧК. В ходе полицейской операции был убит один из лидеров УЧК Адем Яшари. В этом бою были ликвидированы несколько десятков членов УЧК, силы МВД также понесли потери. Этот инцидент привлёк внимание международной общественности к конфликту и стал причиной его интернационализации. Уже в марте 1998 года Совет безопасности ООН ввёл военные санкции против Югославии.

Вплоть до апреля 1998 года Вооруженные Силы в лице дислоцированного в крае 52-го Приштинского корпуса дистанцировались от боевых действий. Однако с началом атак албанцев на военные объекты они были вовлечены в бои. В апреле часть армейских подразделений приостановили повседневную боевую подготовку, провели мобилизацию личного состава и начали принимать участие в операциях против УЧК. В этот период также начались нападения на югославские пограничные заставы.

Весной—летом 1998 года численность УЧК росла. В начале мая силы МВД близ Джаковицы были атакованы группой уже из 200 человек. В связи с ростом числа атак и численности бойцов УЧК армия была вынуждена применять бронетехнику и артиллерию. В начале июня силы армии и полиции предприняли операцию по ликвидации формирований УЧК в окрестностях Дечан и Джяковицы. Район боев был закрыт для представителей прессы, однако в сообщениях журналистов говорилось о «настоящей войне между террористами и полицией». Степень участия армии в боях возросло, так как армейское командование посчитало, что полиция не может самостоятельно справиться с повстанцами.

25 июля 1998 года силы армии и МВД предприняли крупную операцию против УЧК в районах Дреницы и по всей Метохии. Она продолжалась до 29 сентября. В момент её начала до половины территории края контролировалось членами УЧК, чья численность в районах операции, по официальным оценкам, достигала 20 000 бойцов.Силам правопорядка удалось нанести поражение боевикам, после чего их активность в этих районах была существенно снижена.

В течение всего этого времени страны НАТО усиливали давление на Белград, принуждая к заключению перемирия с боевиками УЧК. И только угроза начала бомбардировок в течение 96 часов заставила югославские власти подписать-таки соглашение о перемирии с 25 октября 1998 года. Под предлогом наблюдения за соблюдением условий перемирия, силы НАТО вели разведку состояния и позиций югославской армии. По всей вероятности, уже тогда стоял вопрос не о том, будет ли вторжение в Югославию, а когда и какими силами оно будет осуществлено.

Брестская крепость Сербии. Кошара
Разведчики перед выходом на задание, апрель 1999


Однако перемирие оказалось неэффективным, насилие над мирным сербским и албанским населением продолжалось. В январе 1999 года югославские армия и полиция возобновили операции против УЧК. А 24 марта первые бомбы от «мирных и цивилизованных стран Европы и Америки» накрыли землю Сербии. Основными объектами ударов на территории Косово и Метохии становились не только войска в поле, но и узлы связи, штабы и командование Приштинского корпуса. Согласно имевшейся на тот момент практике, две с лишним недели бомбардировок должны были целиком и полностью нарушить систему управления войсками, дезориентировать их и, самое главное, полностью подорвать боевой дух войск и желание сражаться. Опытным путем все это было уже обкатано в рамках операции “Буря в пустыне”, и никто не ожидал каких-либо больших проблем с выполнением этой части плана. Вторая же часть заключалась в том, что пользуясь неразберихой, хаосом и невозможностью оперативно командовать Вооруженными Силами, на территорию Косово и Метохии должны были проникнуть около 6000 албанских боевиков и начать наземную операцию в глубине сербской территории, показать всему «цивилизованному» миру, что албанское сопротивление живо, а не сидит по норам после разгрома 1998 года. Именно такое массовое и «народное» движение против «сербских оккупантов» и должно было придать легитимность и оправдать бомбардировки населенных пунктов СРЮ. Другими словами, НАТО не просто так бомбит европейскую страну, а поддерживает освободительную борьбу местного албанского населения с оккупантами, несет свет демократии в отсталые страны. А заодно уничтожает запасы устаревшего оружия и обкатывает в условиях, близких к боевым, новые виды вооружения, но это тссс… тайна. В рамках этой национально-освободительной борьбы албанцы должны были как минимум взять Джаковицу и перерезать сообщение между городами Печ и Призрен, быстро выбив армейские подразделения из близлежащих населенных пунктов и организовав там какую-нибудь “территорию Свободной Метохии”, которая и до войны была мало заселена сербами.

Брестская крепость Сербии. Кошара

Почему при планировании этой операции местом прорыва государственной границы выбран именно район Кошар? Видится две причины. Первая. Это труднодоступная и малонаселенная местность, со слаборазвитой дорожной сетью, сплошные леса и горы. Таким образом, если что-то там случится, то информация не скоро дойдет до штабов, еще дольше придется ждать подкрепления. Маленький гарнизон Кошары к этому моменту должен был быть вырезан подчистую, а 6000 головорезов уже осваивали бы оперативные просторы Метохии. Вторая причина – это как раз те самые 6000 боевиков. Такое количество народа да еще со всем необходимым для войны по козьим тропам в Сербию не перекинешь, значит, надо брать удобный переход Кошары.
Гарнизон на тот момент состоял из 110 (по другим источникам 130) солдат и офицеров 53 батальона пограничной стражи. И никто не сомневался, что долго им не продержаться и через этот переход уже через несколько часов хлынут боевики и поток оружия для новых членов УЧК, народная освободительная борьба албанцев Косова забурлит с новой силой. Все средства массовой дезинформации информации «цивилизованных» стран застыли в ожидании и приготовились «честно и беспристрастно» освещать события.

На православный праздник Великой Пятницы, 9 апреля 1999, в 03:00 (прослеживается прямая аналогия с 1941 годом) массированной артиллерийской подготовкой началось наступление албанцев на погранзаставу Кошара. А через 2 часа в 05:00 более 1500 боевиков УЧК нанесли удар по трем направлениям: по горе Раша Кошарес, горе Мая Глава и казарме пограничников. К этому моменту «миротворческие силы НАТО» уже 17 дней методично и целенаправленно разрушали инфраструктуру края Косово и Метохия, бомбили предприятия, дороги, мосты, больницы, убивали мирное население, не разбирая албанцы это или сербы. Но здесь получился сюрприз для светлых умов НАТО, планировавших операцию. В основу этих планов был положен опыт «Бури в пустыне», там действительно за две недели авиаударов по тылам армии, линиям связи и штабам удалось полностью дезорганизовать войска Ирака, и успех наземной операции НАТОвских войск под сомнение уже не брался. Сербским войскам удалось сохранить свою боеспособность и когда с атакованной заставы в эфир полетели сообщения о нападении, очень быстро откликнулась маневренная группа 1 батальона военной полиции и, передав информацию по цепочке в 125-ю моторизованную бригаду, поспешила на помощь пограничникам. Тихо вырезать гарнизон Кошаре у боевиков УЧК таким образом не получилось. А дальше все решало только время и скорость: либо 125-я мотобригада успеет прийти на помощь, либо прорыв все же случится.

Брестская крепость Сербии. Кошара
Добровольцы отец и сын Милиа и Джордже Бойович, 1999

К 15:00 албанцы смогли занять гору Раша Кошарес и даже заволокли туда два орудия. Но ни занятие господствующей высоты, ни более, чем десятикратное превосходство в живой силе, не дали главного – пройти через погранпереход боевики не могли, там насмерть стояли 110 пограничников и 30 полицейских.

К ночи интенсивность боя снизилась, боевики не смогли занять даже первую линию обороны. Но командование албанцев возлагало особые надежды на ночную атаку, ведь у сербов полностью отсутствовали специальные средства наблюдения, люди были измотаны, боеприпасы на исходе, много раненых. Подразделению из 138-й албанской бригады удалось под прикрытием темноты подобраться практически вплотную к сербским окопам, но тут сработала противопехотная мина. Раздавшийся взрыв спровоцировал беспорядочную стрельбу с обеих сторон, в которую внесла свою лепту и батарея 155-мм гаубиц из села Поношевац, компенсировавшая целый день тишины в радиоэфире весьма точным огнем по боевикам. Они отступили. Но атаки продолжались до самого утра, потери албанцев составили около 100 человек ранеными и убитыми. А застава Кошара стояла. К чести командования 125-й бригады, надо отметить, что пограничников не оставили на произвол судьбы, им все же смогли ночью доставить боеприпасы, но подход подкрепления пока задерживался. Одна из причин этого то, что были опасения, что это не основной удар, либо ударов может быть нанесено несколько. Было принято тяжелое решение – ждать и только через сутки, если сообщений о других попытках прорыва не поступит, идти на выручку Кошаре.
Тем временем боевики УЧК отошли на исходные позиции и артиллерия начала массированный обстрел первой линии обороны пограничников. После чего последовала новая атака, в ходе которой все же была взята гора Мая Глава и позиции сербов оказались в полукольце. И только после ожесточенного боя пришлось оставить казарму и отойти на вторую линию обороны, гораздо лучше укрепленную. Но боевики УЧК рано радовались, сербы продолжали держать переход и больно огрызались на атаки. Наверняка можно было найти обходные пути и все же выйти к Джаковице, пусть и не всеми 6 тысячами, но оставлять за спиной хоть и маленькое, но непокорное и непокоренное боеспособное подразделение албанское командование с натовскими советниками не рискнули. Все последующие атаки боевиков были успешно отбиты сербами.

Брестская крепость Сербии. Кошара

Бой стих только после 20:00, обе стороны были измотаны. Конечно же, пограничникам пришлось нечеловечески трудно: больше полутора суток непрекращающегося огня, взрывов и атак, это действительно был ад.

В это время командование 125-й мотобригады все же приняло решение о создании маневренного отряда и выдвижении в сторону погранзаставы. Однако, по дороге, в 6 километрах от заставы отряд попал в засаду 138 албанской бригады и хоть албанцы и были разбиты, а их командир Рамадани уничтожен, было потеряно главное – время, на позиции в районе Рада Кошарес отряд вышел только 13 апреля вечером. За это время албанцы успели окопаться на новых позициях.

Рано утром 14 апреля пограничники и прибывшее подкрепление атаковали высоту Мая Глава, отбить ее не получилось, но удалось закрепиться на расстоянии 50 метров от албанской артиллерии, полностью нейтрализовав ее. До начала мая будет вестись жесточайшая позиционная война.

Боевики УЧК, несмотря на поддержку регулярной армии Албании, авиацию и артиллерию НАТО, работу НАТОвских же корректировщиков огня и всевозможных инструкторов, а так же подавляющее превосходство в живой силе, не смогли выполнить поставленные задачи. Не смогли сдвинуть с пути 130 пограничников, подошедших на помощь 400 солдат мотопехоты с несколькими БТРами и 30 полицейских. Их мужество, героизм и удивительно высокий боевой дух преградили дорогу террористам, что уже были готовы утопить в крови всех, кого они считали оккупантами или им сочувствующими, и первыми погибали бы женщины и дети.

Брестская крепость Сербии. Кошара

К началу мая в районе Кошар было сосредоточено около двух тысяч человек. Это сводный батальон 63-й парашютной и 72-й диверсионной бригад, батальон 549-й моторизованной бригады (командир которой, полковник Божидар Делич, уроженец Джаковицы, взял общее командование операцией на себя), рота 52-го батальона военной полиции и отряд русских добровольцев. Задача поставлена одна – выдавить террористов за границу. Любой ценой.

6 мая 1999 года сводный батальон Противотеррористического корпуса при поддержке русских добровольцев сходу отправился на штурм горы Раше Кошарес, но не смогли сбить албанцев с вершины. На следующий день атака повторилась – и с тем же результатом. Тогда 10 мая на позиции были доставлены два танка Т-55 – и это при том, что местность была непроходима для данного вида техники! При поддержке их орудий, бивших прямой наводкой, спецназовцам удалось закрепиться на горе на расстоянии ста метров от окопов противника. В качестве ответной меры боевики предприняли ночную атаку при поддержке авиации НАТО. Понеся тяжелые потери, спецназовцы вынуждены были отойти.
Это была последняя крупная операция на этом направлении. Позиционные бои будут тут вестись вплоть до 10 июня, но большую часть боевиков УЧК перекинут на другое направление. Эта битва войдет в историю под названием Адская Кошара или “Пакао Кошаре” и станет одной из самых трагических и героических побед сербского духа и оружия. Горстка солдат, полицейских и добровольцев, без поддержки с воздуха, малой поддержки артиллерии и, прямо скажем, непонятном поведении командования округа, встала на пути в десятки раз превосходящих сил террористов. И выстояли, заплатив своими жизнями.

Брестская крепость Сербии. Кошара

По словам полковника Живановича, за два месяца боев погибло 108 человек (18 офицеров и подофицеров, 50 рядовых, 13 резервистов, 24 добровольца). Среди них двое убитых граждан России – Булах Виталий Глебович и Шульга Федор Федорович – а также один гражданин Украины – Старцев Сергей Иванович. Но официально упоминается только Булах.
Потери террористов были куда существенней. Официально они потеряли более 200 человек убитыми (сербы заявили о более 300 телах на поле боя), 5 сожженных албанских танков. Среди погибших оказались два военнослужащих Французского Иностранного Легиона Пьер Арно и Франческо Джузеппе Бидер, один наемник, гражданин Алжира Мурад Мухаммед Алия. Так же считается, что достоверно сбитый в ходе бомбардировок истребитель F-16 выполнял задачу по поддержке албанцев в районе Кошары. По неофициальным данным сбито 5 самолетов НАТО.
И самое главное – предотвращена первая попытка сухопутного вторжения сил НАТО на территорию независимого государства старушки Европы. И не говорите мне, что в прорыв на территорию Сербии шли исключительно боевики УЧК при поддержке албанских вооруженных сил, и уж тем более это не было национально-освободительным восстанием албанского населения. Это было самое настоящее вторжение НАТО на территорию суверенного европейского государства. Просто, как принято у англо-саксов, чужими руками и за чужой счет.

Автор Елена Шахова, заместитель командира поискового объединения «Крутояр», член регионального совета Поискового движения России и Военно-исторического общества.

Отдельное спасибо за помощь в подготовке
материала и в переводе текста хочу выразить
АНО ЦМС “Русско-Сербский Диалог”
и лично Евгению Осенкову

© 2011–2020 RuSerbia.com. Сетевое издание О Сербии по-русски зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2020 года. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 – 78266. Главный редактор: Неклюдов Д. А. Адрес электронной почты редакции: mail@ruserbia.com

При цитировании материалов сайта активная гиперссылка на источник является обязательной.

18+