Тузла 1992: Точка невозврата

Поделиться

Сегодня хочу рассказать о «Тузланской колонне», так называют расстрел мусульманскими боевиками колонны Югославской Народной Армии (ЮНА) 15 мая 1992 года в городе Тузла.

Ту́зла — город в Федерации Боснии и Герцеговины. Административный центр Тузланского кантона и одноимённой общины. По данным переписи 1991 года, город населяло 83 770 жителей, а общину в целом — 131 618, из них бошняки 62 669 (47,61 %), хорваты 20 398 (15,49 %), сербы 20 271 (15,40 %), югославы 21 995 (16,71 %), представители других национальностей 6285 (4,77 %). В 2006 году, после притока беженцев, по некоторым оценкам, в общине проживало 174 558 жителей.

Тузла — второй по величине город Боснии и третий в стране после Сараево и Баня-Луки. Первое упоминание города относится к 950 году под названием Соли. Современное название означает то же самое, но заимствовано из турецкого языка. В 1510 году в городе встал турецкий гарнизон, в XIX веке он перешёл под власть Австро-Венгрии, а в 1918 году — включён в состав Королевства сербов, хорватов и словенцев.

Название происходит от местных соляных рудников: лат. Salinae, древнесербское — Solь, современное название образовано от тур. tuzlu — «солёный», tuz — «соль».

Это один из самых промышленно развитых городов страны.  В общине находится много предприятий химической промышленности, есть производство продуктов питания, напитков, развита тяжёлая индустрия.

Удивительно, но Тузла — единственный город в Боснии и Герцеговине, в котором на выборах в 1991 году не победили националистические партии. Хотя в целом на тех выборах в Боснии и Герцеговине одержал победу националистический блок, получив 68 % голосов.

Тем трагичней события, о которых сегодня пойдет речь. 

Немного предыстории.

Что же привело к трагедии и чем все закончилось? Не буду лезть в давние времена, это совсем другая история, но в конце 1980-х и в 1990-х шли процессы передела центров мирового влияния. В результате этих процессов распался Союз Советских Социалистических Республик, Чехословакия, Социалистическая Федеративная Республика Югославия, произошло объединение Германии, распался социалистический блок. И если в некоторых странах эти процессы проходили относительно мирно, то Югославия содрогнулась и утонула в крови. Точное количество жертв, беженцев, вынужденных переселенцев и пропавших без вести не установлено до сих пор. Да и никогда не будет установлено. А сколько сломанных судеб и искалеченных жизней? Так или иначе, но войны периода распада Югославии затронули каждую семью той цветущей страны. Не зря этот период называют Отечественной войной.

На момент распада СФРЮ состояла из республик Сербия, Черногория, Хорватия, Словения, Македония, Босния и Герцеговина.

 В июле 1990 года в Словении была принята Декларация о суверенитете, которая провозгласила, что югославские законы действуют в республике постольку, поскольку они не противоречат местной Конституции. 23 декабря 1990 года прошёл референдум, на котором независимость Словении поддержали 88,5 % проголосовавших.
25 июня 1991 г. Словения и Хорватия официально провозгласили свою самостоятельность. Территории же этих республик, заселенные сербами, начали борьбу за присоединение к Сербии. В этнический конфликт втянулась Югославская народная армия. Затем, после ее отвода, войну в Хорватии продолжали (и довольно успешно на первых порах) отряды сербской самообороны. Трагедия заключалась в том, что различия между хорватами, боснийцами и сербами были, в общем, для постороннего наблюдателя невелики. Они говорили на едином сербо-хорватском языке, много лет вместе боролись за создание и независимость государст
ва Югославия. Отличия были в религии (сербы — православные, хорваты и словенцы — католики, а большая часть населения Боснии и Герцеговины – мусульмане). Долгое время Хорватия и Словения входили в сферу интересов Венгрии, Австрии, Германии, в то время как Сербия была оккупирована Турцией, затем ее поддержала Россия.
Наиболее кровавым было обретение независимости Федерацией Боснии и Герцеговины, где относительное большинство (примерно 40 %) составляло мусульманское население (славяне, принявшие ислам во времена господства Османской империи); 32 % составляли православные сербы, заселявшие при этом наибольшие по площади территории в республике; 18,4 % — хорваты-католики. Хорваты и мусульмане заключили союз, и 15 октября 1991 года парламент Социалистической республики Боснии и Герцеговины в Сараево принял «Меморандум о суверенитете Боснии и Герцеговины» простым большинством голосов. Меморандум встретил горячие возражения сербских членов боснийского парламента, утверждавших, что вопросы, касающиеся поправок в конституцию, должны быть поддержаны 2/3 членов парламента. Несмотря на это «Меморандум» был утвержден, что привело к бойкоту парламента со стороны боснийских сербов. Во время бойкота было принято законодательство республики. В ответ 24 октября 1991 года была созвана Скупщина сербского народа, а 9 ноября того же года в сербских общинах проведен референдум со следующим вопросом: «Согласны ли Вы с решением Скупщины сербского народа в БиГ от 24 октября 1991 г., что сербский народ остается в совместном государстве Югославия с Сербией, Черногорией, САО Краиной, САО Славонией, Бараньей и Западным Сремом и с другими, кто за это выскажется?». 92 % проголосовавших ответили утвердительно и через два месяца была провозглашена Республика сербского народа Боснии и Герцеговины в составе СФРЮ (12 августа 1992 года название «Сербская Республика Боснии и Герцеговины» было заменено на «Республика Сербская»). В ответ 25 января 1992 года боснийский парламент назначил референдум по вопросу независимости на 29 февраля и 1 марта.

29 февраля — 1 марта 1992 года в Боснии и Герцеговине прошёл референдум о государственной независимости. Явка составила 63, 4 %. 99, 7 % избирателей проголосовали за независимость. Независимость республики была подтверждена 5 марта 1992 года парламентом. 6 апреля было объявлено о провозглашении независимости Боснии и Герцеговины, которая в тот же день была признана ЕС, а на следующий день США. Однако, сербы, которые составляли треть населения БиГ, бойкотировали этот референдум и заявили о неподчинении новому национальному правительству БиГ, начав с 10 апреля формировать собственные органы власти с центром в городе Баня-Лука. Национальное движение сербов возглавила Сербская демократическая партия Радована Караджича.

Тузла 1992: Точка невозврата
Фото – geology.com

В апреле 1992 г. в Боснии и Герцеговине разразилась гражданская война на межэтнической и межконфессиональной почве. Уже к 1993 г. здесь погибло около 160 тысяч человек. Взаимные этнические «зачистки», партизанские рейды, наполнение концлагерей, артобстрелы Сараево и других городов продолжались более трех лет. Согласно мнению сербской стороны, война за Югославию началась как оборона общей державы, а закончилась борьбой за выживание сербского народа и за объединение его в границах одной страны. Если из республик Югославии каждая имела право отделиться по национальному принципу, тогда сербы, как нация, имели право воспрепятствовать этому разделению там, где оно захватывало территории, заселённые сербским большинством, а именно в Сербской Краине в Хорватии и в Республике Сербской в Боснии и Герцеговине.
Итак, чем нам интересен город Тузла и события там? Именно здесь произошло событие, которое мы теперь знаем как «Тузланская колонна» – расстрел колонны ЮНА. Сразу скажу, не ждите четкого и ясного изложения событий, обоснованных выводов и заключений. Более того, относитесь со здоровой долей критики к свидетельству очевидцев, что будут приведены. Многие из них скрывают свои имена. Лично у меня вопросов стало только больше п
осле ознакомления с материалами.

Версии.

Факт, который не вызывает сомнения – в городе Тузла была расстреляна колонна 92 моторизированной бригады ЮНА. Горела она почти сутки. Досталось и жителям окрестных домов – детонирующие боеприпасы щедро разлетались, взрываясь в квартирах людей и на балконах, вызывая страшные пожары. Вся остальная информация только вызывает вопросы.

После объявления о независимости Боснии и Герцеговины, между ней и оставшейся Югославией был заключен договор, по которому ЮНА должна вывести все свои части с территории БиГ в срок до 19 мая 1992 года. Между военным командованием бригады и гражданским руководством города Тузла в лице градоправителя Селима Бешлагича было тоже достигнуто соглашение, что колонна спокойно покидает казарму «Хусинска буна» 15 мая и проходит город по согласованному заранее маршруту.

По одним сведениям ее вела машина военного сопровождения мусульман, по другим – за рулем головной машины сидел солдат-срочник, который не знал город и плохо представлял маршрут движения колонны. Эта машина сворачивает направо на главном перекрестке Тузлы «Брчанска малта», и якобы уходит с единственного согласованного маршрута, а за ним уходит и вся колонна. Кстати, факт ухода с согласованного маршрута тоже не очевиден. Возможно, колонна просто попала в засаду на давно определенном месте. И по шести сотням мальчишек-срочников и резервистов, ехавших без оружия, из засады ударили около 3000 мусульманских боевиков-экстремистов и сил МВД города Тузлы. Первым делом снайперы стараются выбить водителей и неуправляемой техникой ЮНА заблокировать движение колонны. В пользу того факта, что это была все же организованная засада, говорит то, что мусульманская сторона несколько раз переносила срок выхода колонны из казарм. В общей сложности, колонна вышла на три часа позже первично согласованного времени.

Какая бы версия событий ни была верной, вопросы вызывают несколько фактов. Наличие снайперов и их готовность открыть огонь. Наличие временных укреплений в городе из мешков с песком и землей. Массированный обстрел колонны из стрелкового оружия и гранатометов, а по некоторым сведениям и из минометов. Наличие мин на пути колонны.
По свидетельству человека по имени Драган Тузла, которому на тот момент было 15 лет, 15 мая 1992 года их отпустили из школы в 11-45, гораздо раньше обычного. В 14-30 был остановлен один из рейсовых автобусов, пассажиров попросили разойтись по домам со словами: «Скоро здесь пойдет колонна четников. Может случиться все, что угодно». Сам Драган ребенок из смешанного брака, таких браков в Тузле на тот момент было порядка 27 %. Так же он говорит, что в Тузле никогда не было национальных конфликтов, а к исламистским фанатикам относились как к сумасшедшим. Он сам провел всю войну в Тузле, потом уехал на несколько лет, но вернулся. Так же вернулись и некоторые семьи сербов. По словам Драгана, у населения на руках было только охотничье оружие, а никак не снайперское или автоматическое. А за несколько дней до расстрела колонны он стал слышать стрельбу именно из автоматического оружия, особенно по ночам.
По некоторым данным, на тот момент в Тузле могло присутствовать от 1000 до 3000 боевиков-исламистов (так называемые «Зеленые береты», «Патриотическая лига БиГ» и силы Территориальной самообороны. Вопрос, кто их вооружал? Кто одобрил их присутствие в городе?).

Кто отдал приказ стрелять по колонне? Официально признан виновным хорват по происхождению Илия Юршич, бывший на тот момент офицером связи и в дежурной смене МВД. Именно он передал по рации приказ «Стрелять в ответ», озвучив слова вышестоящего начальства.  По другим источникам именно он дал команду на работу снайперов и именно ему приписывают слова «Пленных не брать». Суд над Илией Юришичем начался 22 февраля 2008 года. Он был арестован в белградском аэропорту «Никола Тесла» в мае 2007, с этого времени находился в тюрьме. Был осужден на 12 лет. До ареста он неоднократно бывал в Белграде (у него там живут родственники) и претензий у сербских властей к нему не было. Освобожден из тюрьмы в 2010 году. Потом с него были сняты все обвинения.

Почему начался такой сильный пожар? Есть три версии. Первая и самая очевидная – был пробит бензобак у одной или нескольких машин, бензин вытек и от случайной искры он загорелся, а дальше детонация боеприпасов и разгорание пожара. Вторая – машины поджигали специально, бросали бутылки с коктейлем Молотова либо было использовано что-то типа огнеметов. Третья – в некоторые машины были заложены взрывные устройства заранее.

Тузла 1992: Точка невозврата

Еще один спорный момент – наличие боеприпасов в грузовиках. По одним данным военнослужащие ЮНА могли взять только личные вещи и стрелковое оружие, а все остальное должно было остаться на складах воинской части. По другим – такого ограничения не было. Да и количество автотранспорта в колонне точно не понятно. По некоторым источникам – до 200 единиц.

Количество погибших, раненых и пропавших без вести тоже не известно, как и точное число военнослужащих, находившихся в колонне, большинство источников сходятся на цифре – около 600. Дело в том, что в тот момент шел распад не только государства СФРЮ, но и ее армии. Солдаты-срочники и резервисты уходили из своих частей, зачастую с оружием и даже техникой, кто-то возвращался (известно об одном солдате-мусульманине, что вернулся в свою часть в Тузле и находился в той колонне, по другим источникам – двое мусульман и шесть хорватов), а кто-то вливался в паравоенные организации хорватов или мусульман. Число погибших тоже не установлено. Называют цифру от 44 до 212. Есть свидетельства местных жителей, что в братских могилах хоронили обгоревших солдат ЮНА. Кто-то из них сгорел без следа. 130 бойцов попали в плен. А выжившие очень неохотно идут на контакт и не хотят говорить об этом эпизоде разгоравшейся войны в Боснии.
Вопросов больше, чем ответов. Будут ли ответы? Думаю, нет. Живые не скажут, да и мертвые промолчат.

Тузла 1992: Точка невозврата
Эксгумация тел погибших

Свидетельства очевидцев.

P.S. Далее прошу не читать этот текст впечатлительных людей. Поверьте, это вам не нужно. Я приведу несколько свидетельств очевидцев тех событий.
Радован Кацойевич, взрывотехник и юрист в отставке, на тот момент проживал в Тузле, так описывал те события: «Я никогда не забуду скелет, тело водителя в кабине машины. Огонь уменьшил его размеры до тела 10-ти летнего ребенка. Он до последнего управлял своим транспортным средством. Левая рука висела между сиденьем и дверью. Правая рука и голени лежали а полу между педалей управления. Его каска на голове была такого же серого цвета, как и весь металл рядом. У него был открыт рот, его белые зубы светились, как жемчуг. Каска закрывала его глаза, я насчитал в ней восемь дыр».
«В разорванных, изрешеченных пулями и осколками автомобилях я сам видел 23 тела: 17 целых и 6 частями». (Эти 17 погибших находились в санитарной машине)

«На самом входе в дом лежало тело. Этот солдат лежал на животе, лицом в асфальт, Его голова была разбита от затылка до макушки. И я понимаю, что этот несчастный был убит каким-то тяжелым предметом»

Славко Новакович так описывает тот день, он был резервистом и был в той колонне. «Я помню, как это было. В 18-50 мы спокойно выехали из нашей казармы. Все было тихо и спокойно. Мы слышали только мерное урчание автомобильных моторов. И вдруг раздались выстрелы с разных сторон. Шальные пули и осколки дырявили нас. Смешались стоны раненых и крики живых, возникла паника, мы выпрыгивали из машин. Прошло много лет, но никто так и не ответил за гибель солдат, офицеров и подофицеров. Тузланская колонна была обезглавлена и разбита, осталась без руководства и приказов командиров.

Тузла 1992: Точка невозврата

Каждый из нас сам искал путь к спасению. Многих моих сослуживцев, знакомых и незнакомых, так никогда и не нашли. Кто-то остался в горящих машинах, кто-то смог выбраться на свободу, но так никогда и не пришел в место своего назначения или к семьям. Я был в двенадцатой машине в колонне. Тогда меня тяжело ранили, был без сознания 61 день. Вышел из комы в Военно-медицинской Академии в Белграде глубоким инвалидом, которому нужна посторонняя помощь», – с болью и горечью говорит Новакович.

Есть много свидетельств жителей Тузлы, как они помогали солдатам ЮНА, помогали раненым, прятали их. Как за ними охотились по подвалам боевики-экстремисты. К сожалению, почти все эти свидетельства безымянны. Надо сказать, что во время Отечественной войны Тузла была одним из самых спокойных городов Боснии. И для меня до сих пор загадка, почему для столь чудовищной провокации была выбрана именно она. Армия Республики Сербской даже не пыталась взять город, это связано с расположением и труднодоступностью города. Обстрелов города тоже практически не было.

Существует много точек зрения на отправную точку Боснийской войны, сожравшей тысячи и тысячи жизней и судеб сербов, мусульман и хорватов. Но расстрел «Тузланской колонны» многие историки югославских войн 1990-х относят если и не к отправной точке, то к первой большой трагедии и первому большому разгулу пьяного от крови национализма. Достаточно послушать комментарии журналистов, снимавших расстрел колонны про пиво и жареных сербов.

Тузла 1992: Точка невозврата

Еще хочу добавить, что слово «мусульманин» в контексте данной статьи, это не столько определение религиозной принадлежности, сколько определение сербов, принявших ислам.

Причины

Если же говорить о глобальных причинах произошедшего, вижу две основных. Первая – всплеск национализма и как следствие – рост сепаратистских настроений. Эти проблемы возникли не на ровном месте и не одномоментно. Если не залезать совсем в дебри истории, то причины лежат во временах правления Тито и его национальной политике. В 1974 году принята новая Конституция Югославии, взят курс на децентрализацию страны, что и стало причиной роста сепаратизма, что в конечном итоге привело к распаду страны и кровопролитным войнам. По Конституции единственной законной вооруженной силой являлась армия Югославии, все остальные вооруженные формирования были вне закона и не должны были признаваться с точки зрения международного права. Следующая веха – 1989 год, когда опять внесли поправки в Конституцию. Уничтожалась последняя сила, что хоть как-то скрепляла страну, уничтожалась однопартийная система. Националисты всех мастей тут же отправились в политику. Все. У страны не было шанса сохранить свое единство. Как можно предположить, спусковым крючком развала стала смерть Тито в 1980 году. До этого страна держалась на его личностных качествах, его авторитете и авторитаризме. Не буду сейчас рассматривать экономические причины, но, конечно же, они тоже были. Запаса прочности страны хватило на 10 лет. За это время появилось новое поколение политиков, жаждавших власти и готовых поддерживать и возглавлять любые политические силы, в том числе националистические и сепаратистские.

Вторая – неготовность солдат-срочников, резервистов и офицеров проливать кровь своего народа. И Югославия и ее армия по определению строились на принципах братства и единства всех народов и национальностей, проживавших на ее территории. Тогда у абсолютного большинства людей не могло уложиться в голове, что соседи жившие веками бок о бок будут стрелять друг в друга, будут бояться и ненавидеть людей, живших рядом. И как следствие – необъяснимая доверчивость офицеров и командования части, согласившихся выводить своих людей без оружия в руках. Тем более, что к 15 мая уже были инциденты, когда военным ЮНА приходилось с боем прорываться сквозь блокаду боевиков-сепаратистов, неся потери. Так было в Сараево за 10 дней до описываемых событий. И, конечно, для развязывания войны нужна было чудовищная провокация, некая точка невозврата, после которой война стала бы неизбежной.

Тузла 1992: Точка невозврата

У сепаратистов же никаких ограничений в голове не было. Они пришли в паравоенные организации добровольно и понимали, что рано или поздно будут стрелять и убивать и морально к этому готовы.

Отдельно хочется немного сказать и о религиозном экстремизме. Это тоже составная часть того адского коктейля. Молодых югославских мусульман охотно принимали в учебные заведения Турции, Арабских Эмиратов, Египта и других стран. После возвращения они активно начинали проповедовать. По некоторым данным, в среднем таких проповедников проходило обучение в разных странах до 250 человек в год. В начале 90-х иностранные боевики из арабского исламского мира приезжали в центральную часть Боснии с целью «борьбы за ислам» — то есть для участия в боевых действиях против сербских и хорватских сил. Обзаведясь штаб-квартирой в Зенице, весной 1992 года муджахиды организовали первые группы в деревнях близ Травника, Нови-Травника и Бугойно. Затем целые отряды появились и в соседних селах Мисуричи, Орашац, Биело-Поле, Арнаути и Равно-Ростово. Радикальный ислам пришел на Балканы вместе с иностранными добровольцами, которые называли себя «воинами Аллаха». В боснийской войне было задействовано от 1500 до 3000 таких «воинов».

Тузла 1992: Точка невозврата
Тузла 1993 год, обмен насильственно удерживаемых сербов на мусульман

Это было началом гражданской войны. А в таких войнах не бывает правых и виноватых, не бывает выигрывших. Все стороны всегда будут недовольны результатом. Конфликт будет тлеть. Сейчас остается только надеяться на благоразумие сторон, ведь разговоры, что конфликт не решен, а только заморожен идут все время, после окончания горячей стадии конфликта.

Автор Елена Шахова, заместитель командира поискового объединения «Крутояр», член регионального совета Поискового движения России и Военно-исторического общества.

Читайте также — Братислав Живкович, сербский четник из Крыма и Луганска

Тузла 1992: Точка невозврата
  • 305
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

© 2011–2021 RuSerbia.com. Сетевое издание О Сербии по-русски зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2020 года. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 – 78266. Главный редактор: Неклюдов Д. А. Адрес электронной почты редакции: mail@ruserbia.com

При цитировании материалов сайта активная гиперссылка на источник является обязательной.

18+