Выборы и военные вопросы

 

Бумбар

Знаю, что многие скажут, какие еще танки, какие самолеты и гаубицы, народ голоден и без работы, нужно сохранять социальный мир. Забывают только что военный динар прямо или опосредованно всегда возвращается в экономику.

Нет лучших стартовых условий для попадания на Андричев венац (резиденция президента Сербии – прим. ), чем положение жителя Андричева венца. Так что по всем показателям современной политики Борис Тадич должен быть идеальным кандидатом на пост президента Сербии и верховного главнокомандующего наших вооруженных сил… Сербия живет в мире, войны не предвидится, мы переживаем невиданное процветание и благополучие, стали региональным лидером. Еще чуть-чуть и станем глобальной силой. Для такой важной роли нам недостает только адекватных вооруженных сил. Которые у нас появятся как только парламент по срочной процедуре проголосует за отмену НДС на товары для детей. Чудесные перспективы на будущее.

Назовем это выборным вопросом, который не решаются назвать своим именем. На армию, точнее на оборону идет значительная, самая большая после полиции, часть государственного бюджета Сербии, президент – главнокомандующий военной силы с которой все прочие репрессивные аппараты просто несравнимы. Военнослужащие, работники военной промышленности и члены их семей составляют значительную часть электората, но ни одна партия и ни один кандидат в президенты до сих пор не представили общественности свой вариант «Белой книги» по вопросам обороны. Так было четыре года назад, так все и сейчас.

Может в Сербии военная теория и практика страдают от инерции? От пересекающихся интересов органов власти? Или Сербия живет посреди всеобщего благословенного мира и благополучия, нет никаких вызовов и угроз и расходы на оборону идут по остаточному принципу? Ясно, что нелегко удовлетворить всех, кто борется за распределение государственных средств, но насколько велика будет пропасть между желаемым и возможным, когда речь идет о вооруженных силах, зависит от первых лиц государства. Удивительнее всего то, что партии вообще не уделяют никакого внимания вопросам обороны в своих публичных выступлениях. Конечно, Либерал-Демократическая Партия и Сербское Движение Обновления выступают за вступление Сербии в НАТО, но об этом они говорили и до того, как были назначены выборы. А так как данный лозунг непопулярен у большинства жителей Сербии, кроме традиционно голосующих за ЛДП, то о необходимости вступления Сербии в НАТО сейчас все меньше говорят даже либерал-демократы…

С другой стороны, Демократическая Партия Сербии всю военную проблематику сводит к военному нейтралитету Сербии, остальные партии оппозиции не говорят о конкретных военных вопросах даже столько. Все сводится к умелому избеганию и маневрированию. Как будто у нас нет армии или есть, но какая-то чужая? Правящая Демократическая Партия сообщает свою позицию через министра обороны Драгана Шутановца, который, стоит признать, сохранил ряд жизненноважных военных заводов от неудачной приватизации и за рубежом выступает как лучший министр внешней торговли за последние 20 лет. Но о покупке или лизинге нового многоцелевого боевого самолета ничего конкретного не говорится, когда Армия Сербии получит бронетранспортеры «Лазар» и самоходные гаубицы «Нора» также ничего не известно. Как продавать за рубеж бронетранспортеры «Лазар» если их нет на вооружении у Армии Сербии? Что с модернизацией отечественных танков М84? Они такие же, какими были в 1989 году. Решена ли наконец концептуальная дилемма по поводу выбора колесных или гусеничных бронетранспортеров? Почему проект противотанкового комплекса «Бубмар» настолько задерживается? Я не слышал, чтобы об этом когда-либо говорили на заседаниях какого-нибудь комитета Скупщины. Хотя, откровенно говоря, я не уверен в том, что члены комитетов Скупщины достаточно компетентны чтобы говорить об этом. Знаю, что многие скажут, какие еще танки, какие самолеты и гаубицы, народ голодный и без работы, нужно сохранять социальный мир. Забывают только что военный динар прямо или опосредованно всегда возвращается в экономику.

Могут ли военные темы сыграть роль в избрании партии – победителя или президента республики? Или мы свидетели «американизации» нашей предвыборной кампании, в которой все, а прежде всего пресса, попадают в капкан персонализации? То есть насколько выбор избирателя зависит от его личного, семейного и профессионального окружения, насколько выбор делается благодаря поднимаемым тема, конечно не только военным, а насколько избирателям важен личный стиль ведущих кандидатов?  Может в Сербии победителей выбирает пресса? Или политики инструментализируют прессу по всем темам, включая и военные? Политиканская политика, тирания выборно-консультирующих профессионалов, которые своими демографическими антеннами и инструментами манипуляции превращают изначальную сербскую политическую биполярность в гомогенную смесь центристских банальностей, готовых фраз и успокаивающих формул, что совершенно стирает все различия.

 

 

Мирослав Лазански

Политика 

Фото — «Бумбар»  

{loadposition user9}