Немецкий спецназ против югославских партизан

Столкнувшись с упорным сопротивлением партизан в Югославии, немцы решили бороться с ними оригинальным образом — создавая специальные отряды, которые максимально походили бы на партизан Тито. В терминологии Вермахта подобные отряды назывались «Группы по уничтожению банд» (Bandenvernichtungstruppe), их задачей были атаки на партизанские штабы и госпиталя, уничтожение небольших партизанских отрядов, сбор разведывательной информации.

Бойцы данных спецгрупп носили партизанскую форму и пилотки-титовки с пятиконечной звездой. Чтобы максимально хорошо сыграть роль партизан, они изучали партизанские песни и обычаи, традиции местного население и прочее.

​ Первые подобные группы в Югославии были созданы в августе 1943 года, идею их создания выдвинул офицер разведки 114-й егерской дивизии капитан Конопацки, сформулировавшего, что «решительная борьба против партизан на территории Независимого государства Хорватия (НХД) это проблема, которую до сих пор в немецких штабах на югославском фронте никто не решил эффективно». Проект капитана был направлен в штаб 15-го горного корпуса.

Предложение было поддержано начальством, и вскоре на основе 369-й (Чёртовой) и 373-ей (Тигровой) пехотных дивизии Вермахта, составленных преимущественно из добровольцев-хорватов, были сформированы две группы по 40 человек. Во второй половине 1943-го года свою группу из воеводинских немцев-фольксдойч сформировала 7-я добровольческая горная дивизия СС “Принц Ойген”.

Все немецкие специальные отряды, действовавшие на территории павилечевской Хорватии, прошли месячную подготовку в школе в Траписти (ныне восточный район Баня-Луки, Босния и Герцоговина, рядом с рекой Врбас). По немецким документам обучение прошли два курса; на первом курсе было пять групп, а во втором – четыре; каждая группа включала 40 человек.

Первый курс начал обучение в августе 1943 года, его завершили группы из 369-й и 373-й дивизий, две группы 114-й егерской дивизии и одна группа из 1-го полка дивизии «Бранденбург».

Второй курс начал обучение 21 сентября 1943 года, его завершили группы из 369-й, 373-й и 114-й егерской дивизий и группа из 4-го полка дивизии «Бранденбург», воевавшего в это время против партизан в Санджаке.

В первой половине 1944 года школа перебралась из Траписти в село Донье Раконе, здесь обучение прошли еще два курса, в каждом по две группы (две из 171-й резервной дивизии и две из 42-й егерской).

Таким образом курс обучения по контрпартизанской борьбе прошло 13 групп курсантов, всего около 600 человек. Дополнительно еще одна группа прошла обучение при штабе немецкой 264-й дивизии, где офицер разведки дивизии капитан Фортнер сформировал из чётников священника Момчило Джуйича отряд «Конрад» (во главе отряда встал немецкий лейтенант Конрад).

 

Программа обучения

В программу обучения входили: обучение владению огнестрельным оружием (боевые стрельбы проводились каждый третий день, количество боеприпасов не ограничивалось), тактическая подготовка с отработкой проведения специальных операций в ночное время (включая снятие часовых холодным оружием или удушением), методы сбора разведывательной информации, чтение топографических карт, ориентировка днем и ночью с использованием буссоли, изучение партизанской символики, системы званий и обращения к военнослужащим Народно-освободительной армии и партизанских отрядов Югославии (НОАЮ).

Для использования в учебных целях все подразделения вермахта, действующие на территории Хорватии, получили распоряжение направлять в Траписте партизанскую форму, знаки различия и символику с убитых или захваченных в плен военных и политических командиров НОАЮ.

Курсанты изучали также обычаи ношения одежды в регионе, который будет выделен группе для дальнейших действий, обучались местным и партизанским песням. Изучались способы оказания первой медицинской помощи, а также уделялось время соответствующей идеологической подготовке будущих бойцов контрпартизанских отрядов.

Партизаны в Боснии и Герцеговине

Организация отрядов

Организация отряда по борьбе с партизанами была типовой. “Группе” (немецкое название подобных отрядов) состояла из командира (в честь которого обычно и получала название – «Шмитт», «Якобс», «Конрад» и т.д.), двух курьеров и трех десятников, которым подчинялось по 10 солдат. Боевое охранение было возложено на шестерых бойцов – три разведчика, двое караульных при кухне и повар.

Каждая группа располагала пулеметом — обычно MG-42 — двумя тромблонами, одной снайперской винтовками, шестью пистолетами-пулеметами; оставшиеся бойцы были вооружены карабинами. Группа также получала три бинокля и три буссоли. Дополнительно каждый боец имел шесть гранат, револьвер и кинжал-каму, который носили в голенище правого сапога.

Одеты бойцы были в немецкую, усташескую, домобранскую (регулярной армии НДХ), английскую или итальянскую униформу (в зависимости от “предпочтений” местных партизанских отрядов). Строгая немецкая отчётность сохранила скурпулёзное перечисление дополнительных элементов одежды, выдавшихся каждой группе: 29 пилоток-титовок со звездой, 33 пары опанок (балканская народная обувь), 33 пары крестьянских чулков, 9 комплектов гражданской одежды, 5 гражданских головных уборов.

После обучения каждая группа направлялась в конкретный район, где ей предстояло действовать. Обычно каждый из спецотрядов забрасывали на 15 дней на партизанские территории, а затем возвращалась на базу, расположенную рядом со штабом дивизии. На отдыхе бойцам групп в целях секретности категорически предписывалось не общаться с солдатами немецких войск и бойцами местных коллаборационистских подразделений.

Задачи отрядов

Кроме атак на штабы, тыловые службы и отдельные отряды НОАЮ военнослужащие специальных групп занимались сбором разведывательной информации; в ходе подготовки бойцов учили создавать агентурные сети и методам связи.

Основной упор при сборе информации делался на данных о командном составе подразделений НОАЮ, вооружении, охране партизанских штабов и учреждений. Агентуру в основном вербовали среди ремесленников, торговцев, мелких чиновников и т.д..

Переброска группы

После завершения обучения переброска в назначенный группе сектор обычно проводилась ночью — командир группы выбирал место для лагеря, разведчики в партизанской или гражданской одежде проводили рекогносцировку местности. Местным жителям они обычно представлялись партизанами, отставшими от отряда, и просили показать, как добраться до ближайшего партизанского штаба или места, где им скажут, как найти свой отряд. После сбора информации кружным путем разведчики возвращались в лагерь.

По результатами собранной информации командир выбирал место для атаки, назначал место сбора: в равнинных местах в 5 км от цели атаки, в горных – в 3 км.

Типовой атакой было окружение партизанского штаба ночью, ликвидация часовых холодным оружием и мощный огневой удар, продолжительностью не более 3–5 минут. По сигналу командира отряд разбивался на малые группки и отступал от объекта атаки в разных направлениях, чтобы затруднить преследование. Запрещалось принимать бой с крупными партизанскими отрядами, в таком случае необходимо было как можно быстрее оторваться от противника. Бойцы специальных отрядов в целях сохранения секретности не должны были живыми попасть в руки партизан, как уверяют югославские историки, на такой случай бойцы получали яд.

Успехи специальных отрядов

Первая группа немецкой 373-й дивизии в конце августа 1943 года приступила к действиям против партизан на территории Лики (исторический регион в центральной части Хорватии).

Особых успехов удалось добиться в первой половине 1944 года. 26 января 1944 был уничтожен партизанский штаб в селе Шкалич, погибло 15 партизан, заместитель коменданта района и 10 мирных жителей. Атака была проведена днем, немцы (и местные добровольцы в составе отряда) открыто вошли в село в партизанской форме и под партизанские песни, местному командованию они представились бойцами 2-й бригады 13-й Приморско-Горанской дивизии, попросили дать им отдохнуть и самостоятельно приготовить обед. Пока несколько бойцов отряда разжигали огонь, остальные окружили здания, в которых размещались местные партизаны, и, в полной мере использовав эффект неожиданности, уничтожили военнослужащих НОАЮ. Проведя операцию спецотряд мирно продолжил путь к Дрежнице. По пути они настигли партизан из 2-го батальона 2-й бригады НОАЮ. Перевязав нескольких своих бойцов гитлеровцы, объявили их ранеными и спросили у встречных партизан, как им добраться до госпиталя дивизии, «чтобы передать раненых и снова быть готовыми сражаться с врагом».

С учетом того, что бойцы спецотряда были в партизанской форме, небритые и уставшие, ни у кого из партизан не возникло каких-либо подозрений.

​ Аналогично успешной была атака на госпиталь тяжелораненых 11-го корпуса НОАЮ в селе Кречане. Местный агент (женщина) сообщила , что охрана госпиталя слабая – всего 26 выздоравливающих бойцов, а батальон, отвечавший за охрану госпиталя, переброшен на выполнение задачи в другое место. Немецкая группа из Доньего Лапца занималась обеспечением операции, а вырезали госпиталь местные коллаборационисты. Немногочисленная охрана в момент атаки спала.

Партизанский госпиталь

14 октября 1943 год был уничтожен Военно-Партизанский госпиталь N 16 в селе Стайница, охрана во время нападения разбежалась.

На территории северной Далмации действовали отряд «Шмитт» из 114-й дивизии и «Конрад», действовавший под руководством разведки 264-й дивизии.

«Конрад» совершил ряд операций в районе сел Заблаче, Муртер, Бетина, часть отряда во главе с самим лейтенантом Конрадом действовала против партизан в районе Задра, одной из самых успешных операций этой части отряда было уничтожение Народно-освободительного комитета района Преко на острове Углен возле Задара. (Военных успехов у отряда «Шмитт» отмечено не было).

Отряд «Шмитт» из 114-й дивизии провел ряд безуспешных операций в районе Дрниша.

Неудачные операции

Разведке 5-го боснийского корпуса НОАЮ и нелегалам-коммунистам из Баня-Луки удалось проникнуть в школу в Траписте и получить информацию о целях, подготовке и тактике немецких контрпартизанских групп.

«Наша организация КПЮ (Коммунистическая партия Югославии — прим. автора) смогла забросить на эти немецкие курсы Сакиба Маглаича, члена КПЮ, который собрал информацию о курсантах, их размещении в определенных восставших краях. Всю собранную информацию мы передали в Окружной комитет КПЮ», — вспоминают Душанка Ковачевич и Зага Умичевич в книге «Нелегальное народно-освободительное движение в Баня-Луке. Баня-Лука в новейшей истории 1878–1945».

В сентября 1943 года немецкая группа попыталась атаковать штаб 3-й Крайинской ударной бригады. Атака производилась днем, во время обеда. Охранный взвод оказался на высоте, сумев вовремя вступить в бой, отбить нападение и нанести противнику значительные потери.

Осенью 1944 года группа из 369-й дивизии выдвинулась из Мостара с целью уничтожения партизанского штаба в селе Загнешча. Партизанский батальон «Марко Михич» вовремя получил информацию о планах противника и организовал засаду, в которой практически вся спецгруппа была уничтожена. Данное поражение подтверждается запросом командования 15-го горного корпуса к командиру 369-й дивизии.

Борьба с контрпартизанскими отрядами

В середине 1943 года (вероятнее всего под влиянием полученной разведкой информации) создаются специальные подразделения безопасности для защиты штабов и учреждений Народно-освободительного движения Югославии от «внезапных ударов неприятельских специальных подразделений».

Приказом Главного штаба в Хорватии создан батальон против пятой колонны – ППК батальон, сначала состоявший из ударных групп по 9 бойцов, а затем из трех рот общей численностью 220 человек, вооруженных пулеметами и автоматами.

Аналогичные подразделения (обычно бравших на себя функции борьбы и с коллаборационистскими подразделениями и отрядами, действовавших аналогично немецким контрпартизанским отрядам) создавались и в других регионах Югославии: в Словении – подразделения ВОС (службы разведки и безопасности), в Черногории – особые батальоны, в Герцеговине- Ударный батальон, в Славонии и Среме — античетнические батальоны и роты, сельские роты в Македонии, тыловые роты в Санджаке и т.д.

Все эти подразделения патрулировали подозрительные территории, организовывали засады и срывали действия специальных групп вермахта.

Так об успешных действиях партизан свидетельствуют сообщения одной из спецгрупп 373-й дивизии. В них командир группы, лейтенант Карло Харазин (хорват), сетует, что партизаны моментально получают информацию о появлении контрпартизанских отрядов и просит у штаба дивизии разрешения «отойти как можно скорее, иначе мы будем уничтожены на Козаре».

Заключение

Таким образом, в данной статье мы постарались раскрыть перед читателями один из небольших эпизодов чрезвычайно сложной, во многом носящей характер гражданской войны, картины Второй мировой войны на Балканах. В заключение нам хотелось бы отметить, что даже подробная историография контрпартизанской борьбы немецкой армии оставляет место для вопросов, которые по-прежнему ждут ответов от исследователей. Например, в югославской исторической литературе встречаются упоминания о том, что контрпартизанские отряды вермахта, выдавая себя за партизан, организовывали расправы над мирным населением с целью уменьшить поддержку НОАЮ, однако документальные подтверждения карательных рейдов подобных групп нам обнаружить пока не удалось.

RuSerbia.com в соцсетях: