Косово сердце

Косово, боль Сербии. Вернется ли край в родную гавань?

На днях неправительственная организация «Актив» опубликовала исследование, согласно которому сербы сегодня не видят своего будущего в Косово: 89% опрошенных считают, что ситуация развивается в неудачном для их народа направлении, 39% — что их жизнь за последние три года стала только хуже, а 47% хотели бы уехать в ближайшие пять лет. 74% опрошенных называют ситуацию с безопасностью в крае плохой, а 37% убеждены, что безопасность только ухудшилась за последний год. 65% опрошенных сербов называют главным защитником интересов сербов в Косово Россия, 48% негативно относятся к ЕС, а 47% не верят в создание Сообщества сербских общин в Косово даже в отдаленной перспективе. Участие в этом опросе принимали 540 человек из 10 общин Косово с сербским большинством и сербских анклавов на юге края.

Однако, получив из рук США де-факто государственность, албанцы так и не смогли построить в Косово здоровую экономическую и социальную систему. Рождаемость, благодаря которой удалось заселить регион в недавнем прошлом, упала в 2000 году с суммарного коэффициента 2,7 до 1,66 в 2019. Экспорт Косово в апреле 2021 года составил 61,1 миллиона евро, а импорт 384,5 миллиона (представлен на 36% металлом и продукцией из металла, на 18,1% пластиком и резиной — то есть продукцией построенных еще Югославией и стремительно разваливающихся заводов и рудников). Международный республиканский институт констатирует в одном из исследований, что 78% молодежи Косово хотят покинуть край при первой же возможности. У каждой второй албанской семьи есть родственник, переехавший за границу. На сегодняшний день эмигрировало уже более трети (!) населения, более 200 тысяч за 10 лет потребовали убежища в Евросоюзе, а 40% всех нелегалов «шенгена» приходится как раз на косоваров.

Как будут развиваться события в регионе в ближайшие годы? Смогут ли сербы вернуть себе Косово? Произойдет ли это в ближайшем будущем или наши современники не застанут торжества исторической справедливости на своем веку? На вопросы сайта «О Сербии по-русски» отвечают Вук Еремич, генерал Божидар Делич, Милош Банджур, Ранко Гойкович, Стеван Гайич и Драган Бунарджич.

Вук Еремич, председатель Народной Партии, бывший министр иностранных дел Сербии и председательствующий 67-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН:

Наша позиция по вопросу Косово очень тверда. Для нас Косово и Метохия — неотъемлемая часть Сербии.

Генерал на пенсии Божидар Делич, во время отражения агрессии НАТО в 1999 году — командир 549-й моторизованной бригады югославской армии на границе Югославии и Албании:

Да, за последние три года ситуация в Косово и Метохии значительно ухудшилась. Ошибочные решения сербских властей, подписание Брюссельских и Вашингтонского соглашения пошли во вред сербскому народу, а уход сербских институтов привел к бесперспективности существования сербского народа в Косово.

Милош Банджур, депутат парламента Сербии от Сербской прогрессивной партии:

Результаты опросов общественного мнения на Балканах очень часто находятся в зависимости от тех, кто проводит исследование, на самом деле, от того, кто его заказал и финансирует.

Процесс миграции Сербов из Косово и Метохии (Косово) продолжается последние 60 лет по нескольким причинам.

Во-первых, после Второй мировой войны низкая рождаемость у сербов (в среднем двое детей) по сравнению с высокой рождаемостью у албанцев в Косово (в среднем десять детей) постоянно и быстро меняла этническую картину региона, то есть «баланс сил» в пользу албанцев.

Во-вторых, поправки к Конституции СФРЮ 1974 года были приняты в ущерб Сербии, где Косово и Метохия стала равноправной с республиками и по сути — независимой от Сербии. Поощрялся албанский национализм и агрессия по отношению к сербам в Косово. Отдельные инциденты, когда албанец наносил вред сербу, его имуществу или убивал его, часто без последствий, вызывали страх и беспокойство среди сербов, особенно в отдаленных частях «автономного края» Косово.

В-третьих, промышленное развитие отставало от высокой рождаемости у албанцев (недостаток рабочих мест), Косово постоянно было наименее развитым регионом СФРЮ. Албания же была изолированной коммунистической страной, и косовские албанцы уезжали работать в Германию, Швейцарию и другие страны Западной Европы, выполняя обычную работу, но также занимаясь организованной преступностью. В отличие от них сербы уезжали в центральную Сербию, потому что там было легче найти работу, чем в Косово. Столкновение двух народов с разным менталитетом, доброжелательного славянского народа сербов и агрессивного албанского населения, исторически жившего в суровых горных условиях, в отсутствии государства, которое должно защищать закон и гражданина, приводят к уходу сербов в центральную Сербию и сильной албанской диаспоре в Западной Европе, которая покупает сербскую собственность в Косово и финансирует террористическое движение.

Осознание у сербов Косово и Метохии того, что албанцы будут завоевать пространство, которое они теряют, еще присутствует. Однако агрессия НАТО сделала сербов сильнее в решительности сохранения своей исторической территории. У сербов, которые в настоящем времени живут в Косово в среднем больше детей, чем у сербов центральной Сербии. Албанцы в основном живут на деньги, которые присылают члены семьи из Западной Европы, сербы — на доходы из центральной Сербии.

В Косово сложно найти работу, поэтому албанцы продолжают уезжать на «временную» работу в Западную Европу, а молодые сербы по окончанию образования обычно уезжают работать в центральную Сербию. Сербы знают, что богатейшие страны Запада хотят быстро привести к концу ими инициированный процесс независимости Косово. И сербы видят, что западные страны симпатизируют односторонним шагам Приштины в отсутствии намерения Приштиной выполнить самые главные подписание соглашения необходимых для жизнь сербского народа в Косово. Сербы видят, что политика Запада с 1999 года и до сих пор практически не изменилась, и что НАТО, который имеет базы в Косово, практически защищает «границы» ложного, ими созданного «государства» Косово. Сербы знают, что кроме России у нас нет других сильных стратегических союзников. Проблема в том, что Россия в военном смысле не присутствует в Косово, в отличие от НАТО.

Все вышесказанное показывает, что следует понимать причины апатии сербского народа в Косово. Но, несмотря ни на что, сербы, и особенно проживающие сейчас в Косово, показали, что они стойкие и полны решимости защищать право на жизнь на своей земле. Есть красные линии, которые нельзя пересекать. Важно, чтобы это понимали косовские албанцы и их наставники.

Ранко Гойкович, общественный деятель, публицист, писатель, переводчик:

Недовольство сербов на Косово и Метохии понятно: они живут в невероятно сложных условиях в среде народа, который веками был диким и совершал преступления, за которые никогда не был призван к ответственности, потому что их поддерживает «коллективный запад». Именно из-за этой «космической» несправедливости по отношению к Косово (из-за Косово неонацисты из НАТО в 1999 году сербов подвергли бомбардировке) и из-за этих красивых сербских святынь, я хочу верить, что Бог не допустит дальнейшего разрушения сокровища сербской идентичности и сербской истории.

С другой стороны, лично не верю опросам неправительственных организаций. Как история человечества резко разделена на историю «до Христа» и историю «после Христа», так и история сербского народа резко делится на историю Сербии «до Косовской битвы» и «после Косовской битвы». В истории Сербии ни одно другое событие после Косовского сражения не имело такого значения, и вся более поздняя история нашего народа была глубоко пропитана, подпитывается сегодня и будет подпитываться до конца времён печатью Косова.

Эта «косовская печать» имеет две стороны: светлую Лазареву и темную предателя Вука. Желаю верить, что сегодняшняя сербская молодежь не готова идти по пути Вука, но пойдет спасительным Лазаревским путем в защиту Косово. Тогда и Бог будет с нами. Для людей это выглядит невозможно, но для Бога все возможно. Это не первый раз, когда Сербия кажется в безвыходной ситуации, мы помним Первую мировую войну, когда она пережила Голгофу, но она и дождалась Воскресения.

В итоге скажу что как случилось с Крымом который, слава Богу, возвратился в родную гавань, верю, что так будет и с сербской колыбелью Косово…

Стеван Гайич, доктор политических наук, сотрудник белградского института Европейских исследований, приглашенный профессор МГИМО:

Жизнь сербов в Косово и Метохии, действительно, стала тяжелее после победы Томислава Николича на президентских выборах в 2012 году. Когда Александр Вучич как хищник захватил власть, придумав должность координатора всех спецслужб, он с третьего места – вице-премьера Сербии – стал самой мощной личностью в стране. Уже тогда Томислав Николич и Ивица Дачич ничего не представляли из себя, кроме функции свадебных генералов.

Вучич расформировал сербские институты Косово: у нас была своя полиция, суды, здравоохранения, паспортный стол. Это все демонтировано по просьбе Ангелы Меркель и НАТО. Вучичем доволен генсек НАТО Столтенберг, Вучичем довольна Меркель, но им не доволен народ Сербии, который под угрозой потери работы и другими угрозами уже не может выносить этот террор и выходит на улицы. То, что сейчас происходит в Косово – прямо связано с Вучичем. Думаю, что это резко изменится, если Вучич оставит власть.

Драган Бунарджич, председатель сербско-русского Братства имени святых царя Николая и святителя Николая Сербского:

Своего будущего в «республике Косово» не видят даже «освободившиеся от сербского гнета» албанцы, которые в массовом порядке покидают край, особенно в последние 10-15 лет. Что уж говорит о сербах, которые — за исключением 4 муниципалитетов на севере края — с 1999 года там практически живут в концлагерях? Ведь выражение «анклав» — это лишь эвфемизм, несколько небольших «карманов» с сербским населением южнее реки Ибар. После войны 1999 года власть в крае отдана отъявленным головорезам и уголовникам, торговцам оружием, наркотиками, человеческими органами, телами и душами человеческими. Вполне естественно, что такие существа не могли принести счастья даже своим собственным соплеменникам.

За последние 3 года жизнь стала хуже и в остальной, номинально «независимой» части Сербии. Здесь народ тоже не видит своего будущего, страну ежегодно покидает более 50 000 человек. Под покровом «борьбы с коронавирусом» идет настоящая экологическая война против народа Сербии. В этот раз роль «бомбардировщиков» играют транснациональные корпорации. Западные ли, китайские ли они, — уже не имеет никакого значения: со своими грязными технологиями они грозят превратить страну в настоящую пустыню. Главные пособники этих корпораций — власти в Белграде. Очень грустно и позорно говорить об этом, но к этим властям уже много лет не имеют доверия и несчастные сербы с Косово. Эта недоверчивость настолько велика, что 10 лет тому назад они официально просили русского гражданства. Ходатайство подписало более 20 000 человек — это примерно шестая часть оставшихся сербов в крае. К сожалению, их упования на будто бы великую страну оказались напрасными. Поэтому, что я из этой дали вижу, что народ в России сталкивается с тем же жизненным проблемами как мы здесь, в полуоккупированой стране.

Итак, нам с вами последнее время пришло решать: есть ли у нас вообще свое, собственное, национальное государство или нет? Пока не разберемся в этом, основном вопросе, нам с вами о будущем Косово и Метохии, — так же как и Крыма либо Донбасса — не стоит и думать.

Беседовали Владимир Басенков, Дмитрий Неклюдов

Поделиться новостью