Лесные сликари и мельничные певачи

Лесные сликари и мельничные певачи. Часть 2 — Сербская поэзия

Дорогие друзья! Мы продолжаем цикл путевых заметок прекрасной актрисы, поэта, художника Полины Нечитайло, посвященных Сербии, Черногории и Республике Сербской, а также сербскому языку, поэзии, искусству и культуре.

Поэзия – не какая-то там особая тайна

Но тайна жизни – поэзия.

Матия Бечкович

А мне несказанно повезло – я с полной уверенностью могу заявить, что в Сербии есть Поэзия и есть уникальные Поэты! Удивительно было, скорее, то, что мы до сих пор о них не знали, не слыхивали.

Я познакомилась с ними – и узнала открытые, щедрые души светлых людей, я открыла их книги – и словно окунулась в забытое, исконное, настоящее.

Инстинкты действуют как звери во мраке и Встревоженные птицы лечатся высотой (Матия Бечкович) – изголодавшись в закоснелости и косноязычии, инстинктивно, припадаем мы к живому слову, к роднику души – и радостью полнится сердце, если стихотворение настоящее, если оно «верит в себя и сияет изнутри»…(Матия Бечкович).

Пусть иногда переводы не всё могут передать, это понимаешь даже со скудным знанием сербского языка. Но эта ярая, жаркая образность, когда нет банальностей, нет случайностей…

Бечкович
Полина Нечитайло, Матия Бечкович, Людмила Мальцева

Глаголом моим станет слово дикое,

Небывалое… (Ранко Р. Радович).

Как я понравился вам когда вы впервые меня увидели

М.Бечкович «Ухаживание в Колашине»

Они – красивые люди: высокие ростом и духом, широкие плечи и сердца,

Любите ли вы крепких парней девушки

Гравированные солёным солнцем силы

С сердцами под напряжением…

Парней которые видят то что слышат

Умеют рисовать вкус звёздной плоти

Они вымалчивают вслух то что поёт внутри

Парней из чьих голосов можно выковать

Тяжёлые медальоны и ожерелья

Как из фарфора что так красиво бьётся

Осколками белого кварца в горле горлицы

Прервите меня иначе я заговорю чистым огнём

И уже ни единого стона вам не смогу подарить.

Матия Бечкович

Твои глаза посреди его жизни останутся!

поэт наделённый тонким слухом и ощущением мистической природы слова, один из тех, кто оберегает и выстраивает сербское пространство.

Слово, произнесённое внятно и честно, имеет сверхценность – оно превыше гибели; в нём залог спасения всех и каждого. «Поэт есть орган языка»: его устами говорит генетическая и культурно-историческая память всего рода-племени.

А ещё – нерушимы святыни веры. Поэт убеждён: следуя родовой памяти, веруя – «неразумно и непорочно», — люди сохраняют на лицах отсвет тайны. Творчество Бечковича побуждает не причитать, а думать и действовать.

Он – один из тех, кто своим словом собирает славянство в кулак сопротивления. Поэзия Матии Бечковича – воина сербского слова – помогает видеть точнее. И делать то, что по силам каждому, — дабы Голиаф пошатнулся и рухнул. Слово возвращается в жизнь, обретает конкретность прямого действия. Вера – единственная привилегия художников.

А.Базилевский.

«Вера Павлодольская»

(отрывки)

Поэму «Вера Павлодольская» я написал в выпускном классе гимназии…

Когда я увидел тебя

На маленькой каменной площади

Ты была лучом трепетавшим

На залитых солнцем плитах

Я знал тебя тысячи лет

Видел много веков подряд

Есть в мире одна страна огромная как её ресница

Неприступная Россия и всё-таки даже Россию легче завоевать

Так моя первая любовь стала и первой моей поэмой, и первой книгой. Смешались жизнь и поэзия, слились воедино, и лично и публично, литературный образ, муза и женщина. Моя первая поэма и первая любовь стала моей женой и матерью моих детей.

После неё я дышу как после дождя

Корабли покачиваются как поцелуи

Что видит слепой того не видит влюблённый

Лесные сликари и мельничные певачи. Часть 2 - Сербская поэзия
Дмитрий Нечитайло «Мария в люляшке», Борковац 2012

На страшном костре

На страшном костре сгорает твой Бечкович,

Его берега бросились в воду,

В голову ему опрокинулся вечер,

Он тебя любит и оттого потерял свободу.

Не вспоминает тебя, но всякая мысль – о тебе его,

Так скамьи молча тоскуют о дереве.

Он ведь молод, и кажется, что его голова

Ещё из утробы матери выглядывает едва!

Он дураков умоляет открыть ему истину,

Он зверям и воде исповедоваться горазд,

Он у камня мудрость заимствует,

Кинулся б на колени, да земля не даст!

Ты нужна ему, он тебя жаждет, как глухонемой –

Слов, которые в сердце его слоняются и мотаются,

Когда его замолчать заставят и он застынет, немой,

Твои глаза посреди его жизни останутся!

Но когда Вера ушла в мир иной, юношеские любовные стихи, как будто у них была своя воля, сами потребовали продолжения.

Мы сидим вдвоём в сумерках синих

Мы сидим вдвоём в сумерках синих

А над головой крыша неба стынет.

Вдруг встаём куда-то из сада уходим

И так мимоходом проходим проходим.

Где-то нас напрасно ждут Большие Антилы

Где никогда мы не были хоть всякое было.

Говорю тебе тихо: ничего нам не надо

Но больше нет ни тебя ни неба ни сада.

Листья

Листья выписывают на тротуаре твоё имя

Им помогаем ветер и я

Любовь не знает смерти, грани между тем и этим светом. Даже самая печальная любовная песня поётся во славу жизни. Любовь помогает нам хранить в душе покой «до полной остановки мотора».

Матия Бечкович.

Косово Поле

Крадут у меня память

Укорачивают прошлое,

Отнимают века,

Превращают церкви в мечети,

Грабят азбуку,

Разбивают надгробия,

Раскалывают фундамент,

Разоряют колыбель.

Куда кочевать мне с Высокими Дечанами?

Куда мне передвинуть Печскую обитель?

У меня отнимают то,

Что я ни у кого не отнимал,

Мои монастыри, мои столицы,

Я не знаю, что моё,

Где моя граница,

Народ мой в найме и рассеянье,

Жгут моё право на землю,

Искореняют мою основу.

Неужели опять мне прятать святых Архангелов?

И вновь минареты затмят лик Богородицы?

Глазные нервы мне давно расщепили,

А теперь отнимают и белый посох,

Жертвенное поле с травой кровавой –

Я не смею сказать, что оно моё.

Мне не дают войти в дом,

Говорят, будто я его продал,

Кто-то им обещал

Землю, которую я купил у неба.

Кто обещал,

Тот лгал.

А почему он им

Не обещал своё?

Вот они и напали на меня все вместе,

Разозлились, что я узнал их.

Лесные сликари и мельничные певачи. Часть 2 - Сербская поэзия
Дмитрий Нечитайло «Монастырь Режевичи» 2008г.

Нож

Говорят

Далеко на севере

На волков охотятся так:

Окунают большой обоюдоострый нож

В свежую кровь

И в снежной пустыне

Втыкают его рукояткой в лёд.

Голодный волк

Чует кровь издалека –

На колком морозном воздухе

Под высокими острыми звёздами

Он быстро клюёт на кровавый крючок.

Облизывая мёрзлую сукровицу

Ранит себе язык

И начинает лакать с холодного лезвия

Уже свою тёплую кровь.

И не может остановиться

Пока не свалится замертво

Вздувшись от собственной крови.

Таковы даже волки

А ведь их поймать нелегко

Что уж говорить о людях

Есть целые народы

И впереди всех – наш

Который никак не может

Насытиться собственной кровью

И готов скорее исчезнуть

Чем осознать:

Нож в крови

Может остаться

Единственным

Памятником

И крестом

Над нами.

Лесные сликари и мельничные певачи. Часть 2 - Сербская поэзия
Дмитрий Нечитайло

То и это

Было и то и это.

И все препирались:

Что лучше – то

Или это.

А ведь не будь того,

Не было бы и этого.

Но – могло быть это

И не быть того.

Когда-то этого не было.

И мы хотели того,

Чего никогда не было.

Теперь об этом никто не помнит.

Теперь есть всё, чего никто не помнит.

Это не отживёт.

Хотя жить никто не заставляет.

Вы все сами хотите жить.

Лучше ещё не бывало.

Но ещё до зари может стать

Плохо, как никогда.

И было б ещё ничего,

Кабы только вдвое хуже.

Нет ничего хуже,

Чем слушать, что это лучше.

Только и слышно,

Мол, хватит с меня горя.

Вы подыхали за это,

А сейчас хотите того.

Стали оплакивать то,

Стоило только прийти этому.

То гораздо лучше,

Хоть его и нету.

И пускай не будет,

Лишь бы были люди.

Будет уже не то,

Если то продолжит это.

Долго это не продлится.

Если бы все были за это,

Того бы не стало.

То идёт само по себе

И пока не дошло до того, чтоб уйти.

Хорошо тому,

Что этого не дождалось,

Только вот то ли это то?

А может, оно думает,

Что оно не то.

Я не за то.

Я против этого.

Я отдал сына за то.

Мой дом опустел

Из-за этого.

И теперь я, тот, кто всё это

Слушает и пишет,

Не отдал бы никого

И ни за что,

А уж тем более сына –

Ни за то,

Ни за это,

А вот за ноготь сына

Я отдал бы всё это,

Да и всё то впридачу,

Сгрёб бы одной лопатой,

Заравнял и дёрном обложил

И то и это,

Во имя отца и сына

И спасения этого народа,

Распятого

На то и на этом.

ЧЕ

Трагедия, которой нет конца*

(Фрагменты)

4

Жизнь это маленькая кража у вечной смерти.

Надо жить!

Из всех, кто жил и будет жить,

живы только мы.

Радуйтесь жизни!

Кто не рад ей, кто не умеет жить, тот

враг всего, в чём есть жизнь.

Вы ненавидите жизнь, потому что вы неполноценны.

Вы ищите смерти, которая лучше жизни.

Вы – за недостижимую правду, за сон о честности,

за сказку о свободе.

Вы перестали жить. Вы смотрите кино.

8

Солнце, земля, весна, вода – всё это принадлежит всем.

Вы обрели всё это, когда родились на свет.

Вы не можете взять больше, чем у вас есть.

Нет равноправия выше, чем факт, что у всех людей

две ноги, две руки, одно сердце и одна жизнь.

Никакая правда не даст вам больше.

Человеку дано всё, что ему нужно.

Как помочь другому?

Пусть каждому станет лучше настолько, насколько он сам

в силах улучшить своё положение.

Не бывает свободы для всех и правды для всех.

Народы без конца делят свободу, правду, истину.

Но никогда ещё их не хватало на всех.

11

Вы слышали о том, что погиб Че Гевара?

Нет.

Вы знаете, кто такой Че Гевара?

Нет.

Вы голодны?

Не понимаю.

Вы бесправны?

Не понимаю.

Вас интересует политика?

Нет.

У вас есть какое-нибудь желание?

Да. Верните консервы. Это мои консервы.

Верните ему консервы.

Это его консервы.

Он – боливийский крестьянин.

Один из тех, за кого сражался Че Гевара.

Он знает, что консервы полезны.

Какой прок в гибели Че Гевары – ему не понять никогда.

Крестьянин развеял ещё один миф.

Вот вам пародия на социальные революции.

Ирония судьбы героя.

Че Гевара отдал жизнь за своего убийцу.

12

Лучше всего стрелять в голову.

Некоторые любят в грудь.

А я думаю, лучше в голову.

Попадёшь в ногу – придётся снова в голову.

Поэтому лучше сразу в голову.

В руку тоже плохо. Это хуже всего.

Лучше всего прямо в голову.

Я всегда стреляю в голову.

В сердце тоже хорошо, если точно.

Но голова больше сердца. Так надёжней.

Поэтому искренне всем советую – только в голову.

Лично у меня лучше всего получается в голову.

Самое милое дело, когда точно в голову.

Бывает, попадёшь кому-нибудь в руку или в грудь, а он тебя

просит добить его в голову.

Поэтому лучше всего прямо в голову.

Вот вам мой совет.

29

Пуля – универсальное лекарство.

Пуля – лучшее средство от головной боли.

Пуля – последнее слово медицины.

Пуля – отличное болеутоляющее.

Пуля – идеальная замена всего.

Пуля – прекрасное успокоительное.

Пуля лечит то, от чего ничто не лечит.

Нередко пуля – единственное спасение.

Пуля действует быстро и эффективно.

Пуля доступна каждому.

Пуля – одно из древнейших лекарств.

Пулей вы можете излечиться сами.

Пуля – народное средство.

На всякого довольно одной-единственной пули.

Пуля – самое дешёвое снадобье.

Пуля может взять верх и на нашей земле.

42

Наша убогая жизнь, запертая на засов,

Это – грядущее наших прадедов и отцов.

Век без цели, надежды, без последнего боя –

Вот вам итог страданий мучеников и героев.

Горестной чередой в вечность уходят века –

Светлого завтра никто здесь не дождался пока.

Будущее придёт ночью, а может, и днём.

В час, когда мы за него все как один умрём.

* Написано в соавторстве с Д.Радовичем.

Лесные сликари и мельничные певачи. Часть 2 - Сербская поэзия
Полина Нечитайло

О Вере

Надо верить,

гибнуть за веру и верить,

терять веру и вновь её находить,

жизнь без веры –

это ожидание смерти,

дни сменяют ночи –

надеясь, что вы передумаете,

мир втирается к вам в доверие –

ожидая, что вы его полюбите,

вера – единственный повод жить дальше

и после поражения,

гибнет всё

кроме веры,

лишаться веры – преступно,

вера не ожидание,

ей нет предела,

на исходе веры нас ничто не ждёт,

мир не может стать лучше, чем станет,

верьте – ни на что не надеясь,

просто верьте,

естественно и слепо,

как верит непроросшее зерно,

вера это воплощение жизни,

всё, что живёт, верит в своё назначение,

ни одно имя не вынесло больше, чем это,

не узурпируйте веру,

не меняйте ей имя,

не ставьте ей сроки,

вера – вечная иллюзия

всех, кто рождён,

пусть ничто не излечит вас от веры,

неразумной и непорочной,

слепой и глухой,

зато крепкой,

пусть никто вас не разуверит,

всё, что доказано, будет когда-нибудь опровергнуто,

верьте во что угодно,

так вам будет легче погибнуть,

да и просто умереть!

Лесные сликари и мельничные певачи. Часть 2 - Сербская поэзия
Дмитрий Нечитайло

Привязыванье к мертвецу

Из всех смертоубийств

Мучений и истязаний

Страшнее всего турецкие пытки

А худшая из них –

Привязыванье к мертвецу.

Живого человека привязывают к мёртвому

Чтобы живая душа вдохнула смрад могилы

Кожа срастается с кожей покойника

У живого крошатся кости

Расслаиваются ногти

У мёртвого отрастает хвост

Обновляются волосы

Пробивается борода.

Никто ещё не выдержал такого потрясения

Чтобы не расколоться не потечь

Чтоб его пространство не треснуло.

Никто эту муку не пережил

Чтобы при этом остаться собой

Чтоб у него не взорвался мозг

Не разъялся дух

Не дала трещину вера

Не обмерла надежда

Не иссякла сила.

Точно так же как одного человека

К мертвецу можно привязать

И целый народ

Не только к мёртвому человеку

Но и к мёртвой идее.

Если привязать живой дух

Ум и язык народа

К умершей мысли

Отжившему слову

Испустившему дух источнику

Бывшей вере

Околевшей надежде

Трупу идеи

К эпохе-падали –

Это умертвит народ

Точно так же

Как привязыванье к мертвецам

Умертвляло несчастных в турецкие времена.

1999*

Вот уже брезжит конец столетья

Тысячелетья конец а не века

Вспять повернули пути на планете –

К праначалу и прачеловеку.

Снова начало – конец всё ближе

Словно местами их поменяли

То ли на нас календарь обижен

То ли дорогу мы потеряли.

На поруганье вглубь лихолетья

Против стрелки бредём часовой –

Всё дальше от Третьего тысячелетья

Всё ближе к Третьей войне мировой.

* Год бомбардировки Сербии.

Тайна

Ничего невозможно понять –

Ни кто прав

Ни что есть истина

А если даже этого не знаешь

Как узнать то что важнее всего

В чем смысл стольких страданий

И стольких смертей.

Кажется в том-то и суть

Незачем знать

То что познать невозможно

Даже и хорошо что не знаешь

Ибо сама эта истина достаточна и священна.

Неужели напрасно пролито столько крови

Спросив ты уже ответил

Это единственное что было не напрасно

По крайней мере для тех кто погиб

Поэзия – не какая-то там особая тайна

Но тайна жизни – поэзия.

(Перевод А.Базилевский)

Лесные сликари и мельничные певачи. Часть 2 - Сербская поэзия
Полина Нечитайло

Лесные сликари и мельничные певачи. Часть 2 - Сербская поэзия