Андрей Климов

Сенатор Андрей Климов: Россия – это сила добра

Сейчас, когда весь мир оказался в тяжелой ситуации, когда люди и страны оказались в изоляции, особенно важно поддерживать и укреплять хорошие отношения – и в семьях, и на межгосударственном уровне. О связях России и Сербии новостному порталу RuSerbia.com рассказал Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам, доктор экономических наук, сенатор Андрей Аркадьевич Климов. Вопросы задавал главный редактор RuSerbia.com Дмитрий Неклюдов.

«Если хочешь стать целью, то лучший путь – это путь в НАТО»

Чем для России важна Сербия? Почему Вы считаете необходимым налаживание связей между нашими странами?

Вы знаете, есть несколько подходов к ответу на этот вопрос: один традиционный, что сербы — это славяне, православные, братушки и так далее… Кстати, это неоспоримые вещи, но не только это заставляет нас смотреть на Сербию сейчас, в XXI веке, как на своих друзей, как на своих товарищей. Сербия – одна из немногих стран на европейском континенте, которая не вступила в НАТО. Вот это очень существенный момент. Все страны вокруг Сербии вступили в НАТО, причём непонятно зачем. НАТО – это организация, которая была создана изначально для борьбы с Россией, с Москвой, с нашим государством, этого никто не скрывал. Если вы откроете Оксфордский словарь, то вы посмотрите, что такое НАТО: там написано, что это организация, созданная для борьбы с Советским Союзом. Но Советского Союза давно нет, а эта организация существует.

Я с трудом представляю себе, что НАТО создана для борьбы с Австралией, например, или с Бразилией. Если вы спросите людей за пределами России, скажем, в Польше, в Прибалтике, в других странах – «Для чего НАТО?», они скажут: «Ну, конечно, для борьбы с Россией!». Поэтому любое государство, которое становится членом НАТО, даже такое маленькое, как Черногория – это не просто у нас удивление вызывает, а сразу же в наших штабах мы вносим корректировку. Потому что если ты хочешь стать целью, то лучший путь – это путь в НАТО. Когда человек хочет стать целью великой ракетно-ядерной сверхдержавы, то главный его путь – это путь в НАТО, дальше ему будет проще, он этой целью будет болтаться до тех пор, пока он в НАТО будет находиться или пока НАТО не будет распущено. Это аксиома, это не мной придумано. Может быть, не в такой прямой форме, но это неоднократно говорилось и нашими дипломатами, и нашими ведущими руководителями.

Еще один важный момент: Сербия – это страна, которая подала заявку на ассоциированное членство, на ассоциированные партнерские отношения с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Это новое образование, которое было создано на площадке СНГ, и Сербия не первое государство, которое решило таким образом ассоциированно с нами партнерствовать. Первым был Вьетнам. Я хочу напомнить, что в данном случае Сербия является первым государством Европейского континента, которое оформило отношения с ЕАЭС, это тоже очень рациональный мощный фактор для того, чтобы мы с Сербией переходили на всеобъемлющее стратегическое партнерство. Сербия – страна, которая имеет отношения с Российской Федерацией не только на дипломатическом уровне, не только на уровне наших министерств, на парламентском уровне, но это страна, где правящая партия (Сербская прогрессивная партия – прим. RuSerbia.com), которую возглавляет президент Вучич, имеет подписанные на бумаге и подтверждённые неоднократно соглашения о партнерстве с правящей партией Российской федерации, «Единой Россией». Это тоже очень важный момент. Но, кстати, Сербия здесь тоже не одинока: у нас точно такие же отношения с Коммунистической партией Китая, с Либерально-демократической партией Японии (причём с Либерально-демократической партией Японии эти отношения уже 15 лет на уровне соглашений). Есть страны, где люди сначала заключали с нами отношения, а потом в страхе их дезавуировали, такие партнеры у нас в странах Прибалтики. Правда, теперь перезванивают и говорят: «А матушка-Русь нам поможет в этом эпидемиологическом кризисе?».

Я не случайно перечисляю очень разные обстоятельства, которые действительно отвечают на вопрос, что для нас Сербия. Но я также могу сказать, – я это знаю и от президента Сербии, и от коллег в парламенте, и от моих коллег по нашему межпартийному сотрудничеству, – что и Россия для Сербии очень много значит. Это тоже не надо забывать, потому что есть страны, для которых партнерские отношения со сверхдержавами – это предмет больше спекулятивного выбора, чего тут греха таить. А вот для большинства сербов (я же тоже общался с людьми на бытовом уровне) это всё такие понятные им отношения, и они к этим отношениям стремятся. Более того, насколько я знаю, ни один сербский политик не может получить серьёзного результата на выборах, серьезной поддержки в обществе, если он допустит какие-то антироссийские высказывания, действия. Это тоже не для всех стран характерно, и мы это понимаем и безусловно приветствуем, потому что это прежде всего нужно самой Сербии, самому народу Сербии. Вот, собственно говоря, всё, что на мой взгляд нужно иметь в виду, когда мы говорим о российско-сербских отношениях сегодня.

“Даже если люди делали что-то, полагая, что это делают сами, ими манипулировали”

В течение последнего года ведущие мировые державы, такие как США, Великобритания и Россия, собрали в Белграде в качестве своих послов настоящую команду профессионалов-тяжеловесов (1, 2, 3, 4, 5). Можно ли сказать, что начинается новый этап борьбы за Сербию?

Вы знаете, борьба за территорию, на которой расположена Сербия и современное сербское государство, очевидна на протяжении по крайней мере ста с лишним лет по крайней мере, и она подтверждена многими и многими фактами.

Мы знаем, что на территории бывшей Югославии фактически была спровоцирована Первая мировая война, во всех учебниках истории это написано. Мы прекрасно знаем, что в период Второй мировой войны Балканы имели очень важное значение, и мы помним, как они освобождались, какие силы здесь участвовали со всех сторон. И это тоже было в расчётах, картах и в умах руководителей той поры. Сегодня обстоятельства на эту тему я вам во многом изложил, отвечая на первый вопрос.

Наши западные партнеры не могут этого не учитывать. Раз Соединённые Штаты Америки поставили перед собой задачу сдерживать Россию, назвали нас в своём федеральном законе противником и предполагают выдавливать нас отовсюду, то, конечно, для них Сербия как бельмо в глазу. Они понимают, что это страна, которая должна быть с их точки зрения сломлена, и сделать это они собираются любой ценой. Я должен также отметить, что мы, видя всё это, понимаем, что линии раскола могут быть в самых невероятных сферах – допустим, в сфере православия. Так поступили они, например, с Грецией, туда делегировали посла, который Майдан в своё время готовил, из Киева, и там вот это всё началось. Теперь у нас есть определенные проблемы в общении с Афоном. Но это точно их руками сделано, причём сделано в Госдепе, поэтому у нас в этом отношении никаких иллюзий нет. И президент Вучич прекрасно это понимает.

Я привел бы ещё один неожиданный пример: американцы, полагая, что им надо держать Балканы, готовили и разного рода специалистов по цветным революциям на сербской земле. Например, чуть больше 10 лет назад именно в Сербии в специальных лагерях американцы инструктировали и натаскивали господина Гуайдо, тогда ещё совсем молодого парня, который потом был выдвинут ими в псевдопрезиденты Венесуэлы, это тоже совершенно рукотворный продукт. Мы точно знаем, что это было в лагерях Сербии, представители сербских специальных служб в беседах со мной это подтверждали и это закреплено показаниями, которые получила наша сенаторская комиссия по защите государственного суверенитета. Это подтверждают также специальные службы Венесуэлы. То есть это медицинский факт, но это не единственный факт, о котором мы знаем, поэтому действительно сербская территория рассматривается очень серьёзно. Слава богу, решительные действия нынешнего сербского руководства за последние годы переломили ситуацию. Это показала мартовская попытка прошлого года сменить власть в стране негодными способами (имеются в виду длительные акции протеста оппозиции во главе с Союзом за Сербию, завершившиеся бойкотом парламента и выборов – прим. RuSerbia). Да, они тогда паразитировали на том, что якобы это делается чуть ли не в пользу России, но это полный бред, конечно. Я сам в тот период был на площади, где это происходило, беседовал с людьми. Я совершенно точно знаю, что это было стимулировано извне. Кто бы и как это ни описывал. Даже если люди делали что-то, полагая, что это делают сами, ими манипулировали, мы это прекрасно знали.

И в этом отношении, конечно, думать, что кто-то выйдет из-под такого наблюдения, крайне наивно. Но события 1998 года (террористическая война в Косово и Метохии и бомбардировки Югославии – прим. RuSerbia) красноречиво показали, как важна для наших западных партнеров Сербия; и именно там была развязана первая после войны боевая операция стран НАТО на территории Европы.

“Отношения между Россией и Сербией становятся все более рациональными”

Как бы Вы оценили развитие отношений между Россией и Сербией за последний период? Все лидеры Сербии, и Тадич, и Николич, и Вучич, все называют их дружескими, братскими, стратегическими. Как, по вашему мнению, они становятся все лучше, или есть некоторый застой, или и вовсе ухудшение?

Они становятся всё более рациональными. Это хорошо и это правильно. То есть это не снимает человеческих отношений, а поднимает эти отношения на другой совершенно, качественно иной уровень. Потому что когда мы просто говорим, какие мы друзья великие – это дело позитивное, но если это только разговоры на эту тему, то… вы сами понимаете.

Для граждан важны не только разговоры, как в России, так и в Сербии, да и вообще везде в мире. Так что эти отношения с каждым годом развиваются. Да я даже статистически могу видеть по объемам поставок, по взаимному товарообороту, по тому, что мы в аккуратной форме начинаем новые виды военного сотрудничества реализовывать. Мы понимаем, что сейчас есть очень серьёзный проект, это так называемый «Турецкий поток», это фактически снабжение российским газом через построенную Россией систему трубопроводов в том числе и многих стран бывшей Югославии. Конечно же, Сербия тут тоже немаловажное звено на пути этой трубы, это тоже о многом говорит. У нас есть и другие предложение по сотрудничеству.

Я считаю, что в большинстве сфер, где это сотрудничество могло бы быть, оно уже так или иначе начинается либо существует, развивается. Так что каждый год мы видим действительно позитивные сигналы. Есть разные сигналы, как в любой житейской ситуации: кто-то что-то не понял, кто-то что-то не доделал, кто-то что-то не так сказал. Тут, когда дело происходит между друзьями, друзья могут сказать это открыто – пусть не публично, но открыто. Мы на встречах, я в этих встречах участвовал, говорим иногда каждый о своих проблемах, открыто высказываемся, объясняем, почему так, а не иначе происходит. И в общем с пониманием движемся вперёд.

Вот, допустим не всем в России понятно, почему сербские политики частью признают Крым российским, а частью стараются на этот вопрос не отвечать. Нам же понятно, что они это воспринимают в связке с косовской проблемой. Хотя Косово и Крым — это абсолютно разные сюжеты. Но мы же с пониманием к этому относимся, мы понимаем, что позиция Сербии в данном вопросе отличается от позиции, допустим, той же Японии, которая на самом деле интересуется совершенно другой территориальной проблематикой и тем не менее не забывает на всех сходках семёрки подписываться под разного рода словами не очень деликатными по отношению к Крымскому полуострову, не уважая тем самым выбор миллионов людей, которые там живут. Но это на их совести. Вот Сербия таких демаршей не предпринимала, не предпринимает, и, надеюсь, не будет предпринимать. Во всяком случае, нам точно известно, что президент Вучич, и в узком кругу, и публично не раз говорил, что, пока он президент, никаких антироссийских санкций Сербия принимать не будет. Так что при всех тех разноплановых сигналах, которые, как в любой жизни, поступают и из России, и из Сербии, они всё-таки не снимают главного. А главное заключается в том, что мы с каждым годом движемся вперед и вверх. Это на самом деле позитивно для двух наших стран.

“Сербия будет оставаться нашим привилегированным партнером”

Хотелось бы спросить в продолжение экономической темы: часто сербские оппозиционные СМИ обвиняют правительство в том, что Россию отодвигают от крупных проектов, и после нефтяной индустрии Сербии нет каких-то крупных побед у России на тендерах. И даже якобы тендеры специально оформляют таким образом, чтобы преимущество было у европейских компаний. Нет ли такого ощущения у Вас, что в экономике Россию пытаются отодвинуть в пользу Китая и Европы? 

Я реалист, я в профессиональной политике 30 лет и в международной политике практически столько же, даже больше, потому что я ещё в советское время через систему молодёжных организаций, аффилированных с комсомолом, этим занимался. А поскольку я реалист со стажем, я вам могу сказать, что всё, о чём вы говорите, мы тоже видим. Мы знаем даже больше, чем некоторым кажется. Мы знаем конкретные фамилии людей, которым выгодно то или иное решение, мы всё это понимаем. Но также понимаем, что официальная позиция нынешнего руководства Сербии заключается в очень простой формуле: в ЕС – да, в НАТО – нет. И мы с уважением относимся к этому выбору, мы вообще ничего не имеем против партнерства с Евросоюзом. У нас у самих до сих пор действует, как ни странно, соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Европейским союзом. Они, правда, сами поступают непорядочно, многие вещи, которые там записаны, они просто не выполняют, придумали эти незаконные рестрикции по указке из Вашингтона, но дело-то не в этом. Дело в том, что мы живём в конкурентную эпоху, и было бы наивно полагать, что все контракты достанутся только России, российским компаниям, и что продукты, которые поставляют российские компании, наши товары и услуги, они все лучшие в мире, и машины наши лучше Mercedеs… Но мы же реалисты, ещё раз говорю. Сербы тоже могут сказать: почему на территории Российской Федерации продаются продукты не только из Сербии? Конечно, не только сербские продукты едим и не только сербское вино пьём, мы разные вина пьём, и не только на сербские курорты мы ездим, на разные курорты ездим. Например, я пытался съездить на лыжный курорт в Сербии с семьей, а до этого в Швейцарию старались ездить или в Австрию. Но сейчас снова будем ездить или в Россию, или на эти курорты. Почему? Я это и сербским руководителям объяснял – курят, в курортной зоне курят. Я поднимаюсь на гору, захожу с ребёнком в ресторанчик, а там прокурено.

Я это объясняю на человеческом понятном языке, потому что это же не повод на меня обижаться, что я попробовал один раз съездить туда – да, хороший курорт, всё замечательно, но курят. Поэтому мы должны с пониманием относиться к такого рода вещам. Для нас это повод повысить качество наших товаров и услуг, сделать нашу цену более конкурентоспособной, но всё-таки с точки зрения С-400 проблем никаких нет. Потому что все страны, даже Соединённые Штаты, это понимают, только не говорят, что С-400 сегодня лучший продукт в мире. Что касается каких-то других контактов, по строительству аэропорта и прочее, давайте не забывать, что у России такое количество мест, где она может реализовывать свои товары и услуги, что мало кто такое количество мест имеет. В моей родной Перми, например, Пермском крае, я оттуда, мы традиционно в течение последних 60 лет как минимум осуществляем поставку наших товаров и услуг в 70 стран мира. И если вы посмотрите по товарообороту, то среди первых покупателей продукции из Перми – не Сербия и не какая-нибудь другая европейская страна, а, извините, Соединённые Штаты Америки, потому что они покупают у нас регулярно ракетные двигатели для своих военных программ. А у «Боинга» 40% его продукции выпускается с использованием комплектующих, которые производятся в моём родном Пермском крае. Если, не дай бог, нам придётся принимать тяжелые решения (потому что мы всё-таки понимаем, что, есть какие-то красные линии, которые нельзя переходить, иначе будет коллапс), я вам скажу совершенно открыто, что если вдруг нас вынудят к таким мерам, то и «Аэробус» останется без комплектующих, и «Боинг». На метлах будете летать по всему миру. А мы полностью комплектуем свою авиацию собственными деталями. Там есть, конечно, какие-то элементы декора, которые покупаются за рубежом. Но если без декора, вы видите – у нас вся военная авиация не содержит элементов, произведённых в чужих государствах. И неплохо сейчас Италию спасаем, между прочим, и Сирию неплохо спасаем, и перевозим объёмы и грузов, и людей.

 Я это опять-таки почему рассказываю? Потому что какие-то вещи традиционно считаются правильными: допустим, в Сербии осуществлять торговый баланс между странами Западной Европы, Центральной Европы, соседями, с той же Россией. Это нормально, это правильно, это объяснимо, и на это обижаться мы не собирались никогда. Важно, чтобы те проекты, которые мы договорились реализовывать, мы бы реализовывали. И я бы всё же обратил внимание, что уровень товаров и услуг, того, что делается в России, – он гораздо выше, чем показывают об этом в голливудских фильмах. И чем больше сербов будет об этом знать, тем лучше. И тогда всё встанет на свои места. Вспомните, кто возит американских астронавтов в космос уже 10 лет? Мы их туда возим. Если вы обратите внимание на то, как мы производим приборы для искусственной вентиляции легких, то мы их полностью сами производим и ещё экспортируем. Я сейчас справку смотрел, в 50 стран мира сейчас закупки пошли. У нас этих приборов в несколько раз больше, чем в нескольких европейских передовых странах, вместе взятых.

А мы сейчас ещё и производство перевели на круглосуточную смену, будем помогать братьям, и не только братьям. Наши микробиологи самостоятельно разработали те тесты, которые у нас есть, и сейчас эти тесты в Италию поставляем, страну НАТО, страну Европейского союза со всей их цивилизацией, причём мы сделали это мгновенно. Премьер Италии позвонил президенту России, через сутки туда уже двенадцатью тяжелыми самолётами завезли специальные системы, мы привезли такой комплект, который позволяет автономно и диагностику производить, и дезактивацию проводить, и обеззараживание, причём в серьёзных масштабах. Приехали наши высококвалифицированные специалисты, причём это одна пятнадцатая часть того, что у нас есть в резерве. Надо, чтобы это тоже люди в Сербии знали. Меньше смотрите Голливуд в этом смысле – смотреть можно, но надо понимать, что всё это сказки, а больше ориентироваться на реальность. А реальность такова, что Россия – одна из трёх держав мира, которая обладает глобальным суверенитетом и решает большинство проблем современности на очень высоком уровне. Если это убеждение достигнет адресатов, если люди будут думать не только о своём маленьком гешефте, но еще и об интересах нации (я в данном случае никого конкретно не имею в виду), то быстрее дело пойдет. Но в любом отношении мы, конечно же, понимаем, что Сербия, как одна из немногих стран, которая никаких антироссийских санкций не принимала, будет оставаться нашим привилегированным партнером.

Андрей Аркадьевич Климов

“У нас нет задачи конкурировать с Соединёнными Штатами в информационном пространстве”

Америка и Европа все активнее на рынке СМИ Сербии, скупают и газеты, и самые популярные информационные сайты, телеканалы, кабельное телевидение, как раз продвигая картинку Голливуда и мнение Запада. Достаточны ли действия России на этом фронте?

Во внешней политике России есть две основные задачи. Первая задача – это обеспечить безопасность нашей суверенной территории. Вторая – это создать условия для роста благосостояния российского народа. Всё. У нас нет задачи конкурировать с Соединёнными Штатами в информационном пространстве какого-либо государства. Там есть власть в каждом государстве, есть правящие партии, есть парламент, это их забота на самом деле. Не надо Россию втягивать в эти истории. У нас есть источники правдивой информации, официальной информации: РТР, «Спутник», ещё одно подразделение наше государственное – RT, это сайт МИД России, это сайт президента Российской Федерации, правительства, партии «Единая Россия». Любой человек в современную эпоху может два клика сделать, и он получит сразу необходимую информацию. Если он ленивый или, извините, туповат, то ему никакая пропаганда особенно не поможет. И в конечном счете это же самим людям страдать от искаженного восприятия действительности. Смотрите, мы же не просили итальянских граждан менять около своих домов флаги Евросоюза на флаги России. А сейчас меняют. Мы же никакой пропагандой не занимались. Мы просто сделали то, что обязаны были сделать. Из гуманитарных соображений. Между прочим, мы не потребовали при этом, чтобы Италия прекратила санкции. Поэтому понятно, что мы должны своевременно информировать людей во всём мире, понятно, что нам необходимо координировать усилия со странами, с которыми у нас есть партнерские отношения в информационной сфере. Мы, кстати, так с китайцами договорились, поэтому у нас освещение событий в Ухане шло напрямую через китайские государственные телеканалы, мы получали картинку, и на русском языке (прекрасный русский язык, меня просто поразил) китайские комментаторы прямо из Уханя вели репортаж. Мы сейчас показываем целые документальные фильмы, если вы смотрите «Россию 24» внимательно, вы это видите. Это никакая не пропаганда, это нормальное документальное свидетельство того, что происходит – и с тяжелыми случаями, и с позитивом, сбалансированная информация. Это не то же самое, что показывают по этому поводу CNN и ещё кто-нибудь. Поэтому здесь в отношении Сербии я за то, чтобы мы с сербскими властями, в рамках нашей Конституции и в рамках сербской Конституции, находили приемлемые варианты по сотрудничеству в информационной сфере.

Вот, кстати сказать, переключусь на эту тему ненадолго. Мы сегодня уже одобрили двумя палатами нашего парламента изменения в Российскую Конституцию. Важный момент, между прочим, и он важен для людей, которые себя считают нашими соотечественниками. Впервые за всю историю России, Российской империи, Советского Союза, Российской Федерации, появляется в основном законе страны понятие соотечественника, появляется обязанность государства защищать законные права соотечественников. Это очень важный момент, теперь это конституционная обязанность государства. Мы не можем сказать: знаете, сами разберутся. Нет, мы сейчас должны помогать, не просто потому, что кому-то хочется, а потому, что это записано в основном законе страны. И, кстати, все наши недруги должны это знать. Мы это совершенно не скрываем, и пусть не удивляются, мы открыто рассказываем о том, про что наша Конституция. Второй очень важный момент заключается в том, что мы в нашей Конституции записали, что мы выступаем за мир во всём мире. Если надо, будем принуждать к миру. Это я тоже расшифровываю то, что там написано чёрным по белому. И принуждать, конечно, с уважением к международному праву. Дальше, мы там написали, что если какие-то решения международных органов противоречат нашей Конституции, то они не выполняются, так как являются антиконституционными. Вчитайтесь в эту фразу и сразу поймёте, о чём это: она не только про Россию на самом деле. В этом отношении кто бы что ни говорил, допустим, про действия наших военнослужащих в Сирии, мы будем продолжать. Это соответствует нашей Конституции.

И сейчас соответствует, и после того, как мы проголосуем. Кстати сказать, мы даем возможность и нашим соотечественникам проголосовать, у нас более 400 участков будет в 170 странах мира развернуто. Нам важно, чтобы каждый имел возможность проголосовать, правда, с поправкой на коронавирус – возможно, сроки будут как-то подвинуты. Но там ещё есть целый ряд сюжетов, которые заслуживают того, чтобы внимательно вчитались в эти сюжеты за рубежом. Не случайно такая истерика сейчас на Западе по поводу нашей Конституции и изменений, которые там вносятся. Это же просто истерика, мы читаем все эти вещи. Но это наша Конституция, это наш основной закон. Он, повторяю ещё раз, не противоречит нормам международного права. Я возглавляю сенатскую комиссию по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела. И предмет нашей деятельности полностью сформулирован в Конституции, где записано: защита государственного суверенитета и противодействие вмешательству во внутренние дела Российской Федерации – это обязанность государства. То есть мы фактически конституировали сейчас предмет деятельности нашей комиссии, которая возникла в июне 2017 года. Поэтому мы послали много сигналов в информационном плане. У нас, правда нет в Конституции обязанности пропагандировать по городам и весям – международным, я имею в виду. Но мы будем позитивными примерами показывать, что такое хорошо и что такое плохо.

Вот это и есть пропаганда, но мы делаем это не для того, чтобы это пропагандировать, а для того, чтобы защищать своё население. Но уже и это не нравится. Вы прочитайте реакцию на это, что там только ни пишут: у нас заниженные данные. Извините, конечно, но у нас каждый человек в каждом городе имеет свой гаджет, и если он что-то написал, не соответствующее действительности, сообщения немедленно проверяются. Если у нас женщина умерла с позитивным диагнозом, выясняем её возраст и что это тромбы и так далее, всё это тут же показываем и рассказываем. Вот Euronews как подает информацию: в России, в связи с конституцией, с этими поправками, люди чуть ли не восстали, и поэтому мэр под прикрытием коронавируса ввёл запрет на то, чтобы собирались группами. Это полный бред! Причём через секунду они показывают сюжет по Италии, где граждан страны посадили под домашний арест. Это же абсурд, но тем не менее они даже такими методами пользуются.

Или, допустим, сюжет показывают: кошмар про Европу, кошмар про США, а потом – в России тоже число заражённых растет, вот на 60 человек там увеличилось. Но давайте скажем и другое: что из Коммунарки в этот же день 70 были выписаны, на 9 человек разница между 61 и 70. Мы же понимаем, что это всё фиглярство, целенаправленные пропагандистские усилия против России. Почему я об этом вам говорю – потому что понятно, что на своей территории мы ещё серьезное внимание оказываем информационному пространству и быстро реагируем на вызовы на русском языке для наших граждан; это всё делается оперативно в регионах и на федеральном уровне. Но, чего греха таить, три четверти информационного пространства мира за пределами России контролируется англоязычными СМИ: что пишут газеты в других странах про другие страны (не про свою страну) – на 90% состоит из переводов новостных лент и публикаций таких изданий, как CNN, BBC, Wall Street Journal и так далее. Поэтому я за то, чтобы государства вводили разумную координацию. Мы об этом, кстати, со странами БРИКС уже договорились, это делается.

“Мы за симфонию культур”

Что Вы думаете о культурных взаимоотношениях между Россией и Сербией – то, что сейчас называют «мягкой силой»?

Я бы, во-первых, не говорил, что это «мягкая сила», такой термин появился в США, как вторая сторона грубой силы. Я бы говорил о «доброй силе». Это сила добра. Россия – это сила добра. Тогда всё на свои места становится. Это сила добра, это искренне, и это, кстати, в нашей Конституции зафиксировано. Мы там и про Бога не забыли; вот в Европейском союзе про Бога забыли – видите, что у них творится. Там и про тех, кто лег за Отечество наше, не забыли, и про традиционные ценности не забыли, что брак – это мужчина и женщина. Мы всё это зафиксировали, чтобы ни у кого не было никаких сомнений по поводу наших ценностей и по поводу того, что мы будем отстаивать всей силой нашего государства. Поэтому, говоря о сфере культуры, мы из этого тоже будем исходить и этим будем руководствоваться. Мы вообще за симфонию культур. Мы за то, чтобы люди уважали друг друга, культуру друг друга. Мы помним, что знания Кирилла и Мефодия пришли к нам с Балкан, мы понимаем, что такое Косово, его историческое наследие. Я в ЮНЕСКО защищал историческое наследие Косово и напоминал ЮНЕСКО, что это всемирное наследие человечества. Мало того, я объяснял сербским чиновникам, каким образом это лучше напоминать в Европейском союзе и на площадке ООН и ЮНЕСКО. Это не пустые слова, об этом знают все сербские руководители. Я сейчас рассказываю о себе просто потому, что о себе всегда легче сказать, но точно так же поступают и другие мои коллеги и в аппарате МИД и в аппарате Россотрудничества, в нашем представительстве в ЮНЕСКО и в Министерстве культуры… Мы этим реально занимаемся и будем продолжать заниматься, эта сфера безусловно у нас в приоритете. И я надеюсь, что когда эта коронавирусная истерия закончится, то мы всё это не просто продолжим, а будем наращивать.

“Чтобы кому-то помочь, необходимо, чтобы помощь была четко сформулирована”

Что касается коронавируса, сейчас в Сербии уже работает русская гуманитарная миссия, оказывает помощь сербам. Сергей Лавров обещал помощь министру иностранных дел Сербии. Готова ли Россия в случае необходимости как-то дополнительно помочь сербам в борьбе с этой эпидемией?

Если уж мы странам НАТО помогаем… Здесь важно не путать некоторые очень важные понятия. Для того, чтобы кому-то помочь, необходимо, чтобы помощь (если мы говорим о реальной помощи) была четко сформулирована. Чтобы она была поддержана властью, чтобы она была адресной, а не для галочки и не для пиара. Вот когда все эти обстоятельства соблюдаются, тогда те, кто получает помощь – они действительно помощь получают. И те, кто её оказывает, понимают, что они помощь оказывают, а не тратят деньги зря и не разбрасывают силы зря. Ну и надо понимать, что мы всё равно, чтобы там ни было, будем прежде всего думать о своих гражданах. И когда мы будем оказывать содействие, в том числе и сербскому народу (а мы уже содействуем, вы правильно сказали), мы будем это делать с учетом реальных обстоятельств. Но мы в любом случае будем это делать.

сенатор Климов

Андрей Аркадьевич Климов – доктор экономических наук, почетный профессор Пермского государственного университета. Заместитель Секретаря Генерального совета партии «Единая Россия», председатель Комиссии Президиума Генерального совета «Единой России» по международной деятельности, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам.

Депутат Государственной Думы России 3, 4, 5 и 6 созывов (от Пермского края), член российского Совета по внешней и оборонной политике, председатель правления Европейского клуба и Фонда поддержки европейской интеграции.

Сетевое издание О Сербии по-русски зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2020 года.
 Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 – 78266. Главный редактор: Неклюдов Д. А. Адрес электронной почты редакции: mail@ruserbia.com

18+