Сребреница

Сребреница, факты без пропаганды

Собирая материал по событиям в Сребренице, очень часто видела отсылки к этой статье или цитаты из нее, но вот так целиком статья встретилась впервые. Надеюсь, читателю будет интересно ознакомиться с ней. Тем более, что последние несколько месяцев Сребреница вновь стала очень горячей темой. Это случилось после публикации в июле 2021 года доклада Независимой международной Комиссии по изучению преступлений против всех народов в районе Сребреницы в 1992-1995 годах. С докладом в Правительстве Республики Сербской 11 июня прошлого года выступил председатель этой Комиссии Гидеон Грайф, сам в детстве переживший все ужасы нацистского концлагеря. О необходимости создания такой Комиссии говорится и в данной статье.

Безусловно, события в Сребренице исследовались до работы этой Комиссии, было написано много исследовательских работ. Одну из них и хочу предложить вашему вниманию. Вокруг событий в Сребренице существует очень много мифов и различных суждений. Давайте попробуем разобраться с самыми распространенными из них.

СРЕБРЕНИЦА 1995 — 2015

СУХИЕ ФАКТЫ БЕЗ ПРОПАГАНДЫ И ПРИУКРАШИВАНИЙ

Авторы: Стефан Карганович, Александар Павич

Консультанты: Бранко Павлович, Часлав Манчич

Подготовка Миодраг Жаркович

Редактор: Мр Аня Филимонова

Издано Фондом стратегической культуры

Белград, июнь 2015 года

 

Вступление

Двадцатая годовщина падения анклава Сребреница в июле 1995 года является очень важным событием. Мы обращаемся к тем, кого в первую очередь интересует правда, а не политизация событий. 20-летие — это повод подвести черту. Прошло достаточно времени, чтобы собрать в одном месте все, что достоверно известно, что можно предположить, о чем можно только догадываться. Это событие, последствия которого потрясли всю бывшую Югославию и повлияли на глобальную мировую политику в целом. Цель этой публикации: представить как эксперту, так и неспециалисту в этом вопросе в сжатой форме все, что было определено до сегодняшнего момента на основании приговоров Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ), а также и то, что до сих пор оспаривается.

 

Что побудило нас работать над этой публикацией?

— Правда всегда нужна как потерпевшим, так и обвиняемым и осужденным, историкам, которым небезразлична наука, и политикам, заботящимся о моральной стороне дела.

— Когда мы достоверно не знаем, что произошло, мы можем достаточно уверенно заявить, что этого не было, и отрицание будет выдаваться за истину. Цифры, которые представлены в информационном пространстве на международном уровне, на территории бывшей СФРЮ и для сербской общественности — о «геноциде» и расстреле 7-8 тысяч военнопленных-мусульман из анклава Сребреница, совершенном «сербскими силами», не выдерживают никакой критики. Они просто не соответствуют установленным фактам;

— Произвольные цифры, фактически ничем не подкрепленные обвинения, парламентские и международные «резолюции» и даже приговоры используются для отравления социальной, политической, межрелигиозной и межэтнической атмосферы, сеют рознь, углубляют разногласия и поощряют экстремизм на территории бывшей СФРЮ. И это точно не в интересах всех стран и народов. За исключением тех, кто заинтересован в постоянной дестабилизации, беспорядках и искусственном разъединении народов;

— Сребреница много раз использовалась и до сих пор используется в качестве удобного предлога для военной агрессии против суверенных государств или вмешательства в их внутренние дела и провоцирования внутренних конфликтов («мы должны предотвратить еще одну Сребреницу» обычно является боевым кличем). Вот почему так важно установить истину о произошедшем там, независимо от того, насколько болезненной или жестокой может быть правда для любого действующего лица той трагедии;

— Спустя почти 20 лет МТБЮ не удалось установить истину, а только налепить ярлык «геноцида» на событие, которое еще не исследовано надлежащим образом, по нему нет достоверных сведений. Поэтому, чтобы окончательно установить правду о событиях в Сребренице в июле 1995 года, крайне важно создать международную независимую комиссию для определения того, что именно произошло в Сребренице, чтобы это событие перестало иметь политическую окраску и упоминанием о нем перестали злоупотреблять. Это, наконец, принесло бы мир жертвам, удовлетворило бы семьи погибших, этим семьям сочувствуют все нормальные люди, и нигде не оспаривается, что произошло преступление. Работа такой комиссии открыла бы возможность для истинного противостояния прошлому и примирения.

Эта публикация является нашим вкладом в установление истины о Сребренице в надежде, что она может побудить заинтересованные международные силы, хоть и с огромной задержкой, принять соответствующие меры, чтобы, наконец, определить для этой международной проблемы ее законное место. Без злоупотреблений, без использования в качестве инструмента в политике, без скрытых намерений.

ФАКТЫ, ДОПУЩЕНИЯ, НЕИЗВЕСТНОЕ

  1. Сколько же людей погибло в Сребренице в июле 1995 года, согласно окончательному решению Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ), так называемого Гаагского трибунала?

На каменной плите Мемориального комплекса в Поточари выбиты имена 8372 жертв. Согласно «Боснийскому атласу преступлений» Исследовательско-документационного Центра в Сараево, в Сребренице и окрестностях в июле 1995 года были убиты 6886 человек, на отдельных плитах в Поточари перечислены имена 4256 погибших и 2673 пропавших без вести боснийских мусульман. Бросается в глаза, что сумма предположительно убитых и пропавших без вести не согласуется с общим числом 6886.

Обратимся к документам. В решении по делу Крстича (МТБЮ) указано: «… От 7000 до 8000 человек» (решение суда, п. 487). В деле Поповича (МТБЮ): «… Суд установил, что с 12 июля по конец месяца было казнено несколько тысяч боснийских мусульман-мужчин» (решение суда, п. 793). Далее суд заявляет, что «Было установлено, что не менее 5336 человек, чьи имена установлены, погибли после взятия сербскими силами анклава в Сребренице, но эта цифра может вырасти до 7826» (решение суда, сноска 2862). В деле Толимира (МТБЮ) говорится о «4970 жертвах» (решение Апелляционного суда, п. 718).

После публикации таких разных данных по количеству погибших, приходит мысль, что в списки погибших включены не только жертвы военных действий около Сребреницы, но и люди, которые умерли по другим причинам. И сколь трагичными ни были бы обстоятельства их гибели, но чаще всего они представляли законные военные цели.

Вывод напрашивается сам собой: ни Гаагский трибунал, ни любая другая организация и по сей день, спустя более 25 лет после трагедии в Сребренице, не имеют возможности точно определить количество казненных военнопленных. Кроме того, к количеству жертв расстрелов постоянно добавляют и пропавших без вести и погибших в бою с оружием в руках. Нет никаких доказательств, на основании которых можно было определить точное количество расстрелянных мусульман-военнопленных.

  1. Осудил ли кого-то Гаагский трибунал как непосредственного исполнителя или участника убийств в окрестностях Сребреницы в июле 1995 года?

До недавних пор единственным человеком, осужденным как непосредственный исполнитель преступлений в Сребренице — хорват из Тузлы, Дражен Эрдемович, пошедший на сделку с прокуратурой и получивший статус свидетеля МТБЮ. Он был осужден в 1998 году за участие в «убийстве более ста боснийских мусульман-мужчин из числа гражданского населения» в местечке Браньево (приговор, п. 23). Он получил пять лет тюрьмы. И это за предполагаемое участие в расстреле более сотни человек! В основу обвинения положены признательные показания самого Эрдемовича, которые он менял неоднократно в ходе следствия. Ключевым моментом соглашения с прокуратурой было то, что он должен дать показания против обвиняемых-сербов. Эрдемович сейчас предположительно живет в какой-то из стран Запада, он поменял документы и внешность. По его собственному признанию, Эрдемович воевал за все три стороны конфликта в Боснии: в мусульманской AрБиГ, хорватском HVO, сербском ВРС. Это вызывает дополнительные сомнения в показаниях Эрдемовича. Еще один интересный момент, 27 июня 1996 г. на основании заключения психиатрической экспертизы МТБЮ признал невозможным дальнейшее участие Эрдемовича в судебных слушаниях. Однако, уже 5 июля 1996 года Эрдемович, пребывая в статусе обвиняемого, выступает в качестве свидетеля обвинения в процессе против Караджича и Младича, и на основании его показаний выдается международный ордер на их арест. Сам Эрдемович был арестован югославскими властями и экстрадирован в МТБЮ в 1996 году.

Эрдемович несколько раз давал противоречивые показания в ходе следствия, это подробно разобрано и проанализировано в книге «Коронный свидетель» болгарского журналиста и корреспондента Deutche Welle в Гаагском трибунале, Жерминала Чивикова.

Но главным моментом, дискредитирующим показания Эрдемовича, является то, что на месте, где по его собственным словам он участвовал в расстреле «около 1200 военнопленных», судмедэкспертами Гаагского трибунала было обнаружено в общей сложности 127 останков тел потенциальных жертв, из которых 70 с бинтами, что могло означать, что эти люди были расстреляны. Это, однако, не помешало МТБЮ продолжать использовать его в качестве «ключевого свидетеля». Кроме того, Эрдемович не смог назвать в судебном слушании в МТБЮ и точной даты «расправы» в которой он якобы участвовал, он несколько раз менял свои показания, назывались даты с 16 по 20 июля 1995 г.

Эрдемович также давал неверные показания о звании, которое он имел на тот момент, заявив, что он сержант, хотя он был уже разжалован. Кроме того, Эрдемович никак «не мог вспомнить» кто точно отдавал приказы о расстрелах, в которых он принимал участие. Это был «какой-то подполковник», который и на сегодняшний день остается неизвестным.

Соучастники Эрдемовича. Некоторые, но не все, соучастники Эрдемовича были позже осуждены за военные преступления, но не МТБЮ, а судами Боснии и Герцеговины.

Франк Кос, Станко Койич, Властимир Голиджан и Зоран Гороня были приговорены к различным срокам тюремного заключения за расстрелы в местечке Бранево. Интересно и показательно, что эти люди не были допрошены в МТБЮ, вероятно, из-за опасности, что их свидетельства не будут подтверждать показания «коронного свидетеля» Эрдемовича и скомпрометируют их.

Эрдемович и его сообщники были бойцами так называемого 10-го диверсионного отряда, это многонациональное подразделение в котором служили сербы, хорваты, мусульмане и словенцы. У этого подразделения никогда не было точно определенного положения в структуре Войска Республики Сербской. Некоторые из его бойцов позже воевали в Африке как наемники в западных частных военных компаниях.

По не самым достоверным показаниям Эрдемовича, бойцы этого отряда воевали за деньги или золото, получали вознаграждение за казни, совершали вещи, невозможные в рамках обычной армии.

  1. Какие приговоры были вынесены МТБЮ другим людям за преступления в Сребренице?

Драган Обренович — за преследование мусульманского населения Сребреницы, осужден на 17 лет лишения свободы.

Видое Благоевич, за соучастие в убийстве, преследовании и бесчеловечных поступках, приговорен к 15 годам.

Драган Йокич за соучастие в истреблении и преступлениях против человечности, приговорен к 9 годам лишения свободы.

Вуядин Попович, за геноцид и преступления против человечество, приговоренное к пожизненному заключению.

Любиша Беара, за геноцид и преступления против человечности, приговорен к пожизненному заключению.

Драго Николич, за соучастие в геноциде и преступлениях против человечности, приговорен к 35 годам лишения свободы.

Радивое Милетич, за преступления против человечности и нарушение законов войны, осужден на 18 лет.

Но ни один из этих людей не обвинен и не осужден за прямое убийство военнопленных.

  1. После многих лет судебных разбирательств в МТБЮ, определено ли лицо, отдавшее приказы расстрелять военнопленных?

Нет. В отдельном мнении в решении по апелляции в деле Толимира в апреле 2015 г. член Апелляционной палаты, судья Жан-Клод Антонетти заявил, что если родственники жертв спросят, кто и почему отдал приказ о расстреле, то он бы не знал, как ответить на этот вопрос (решение Апелляционного суда, стр. 400). И ни один из судей МТБЮ его не опроверг.

И есть факт, который ни в коем случае нельзя упускать из вида, говоря о вдохновителях убийств в Сребренице. Это слова члена Военного совета Сребреницы Хакии Мехолич, они разошлись по многим СМИ, а также вошли в норвежский фильм «Сребреница: преданный город». Мехолич цитирует слова Алии Изетбегович со встречи в Сараево в 1993 году, когда Изетбегович при нескольких свидетелях сказал ему: «Да, Клинтон предлагает впустить четников в Сребреницу, чтобы они убили пять тысяч мусульман, после чего НАТО будет бомбить позиции сербов в Боснии».

  1. Сколько тел погибших уже захоронено в Мемориальном центре в Поточари?

В Мемориальном центре в Поточари к 2015 году было захоронено около 6300 «имен» (на памятнике выбито всего 8 372 фамилии). Процедура захоронения проводилась под контролем Института по делам пропавших без вести в БиГ, базирующегося в Сараево, и мусульманских религиозных властей, которые, ссылаясь на религиозные традиции, не позволили никому постороннему ни видеть, что находится в гробу (табуте), ни взять для независимой генетической экспертизы биологический материал.

Например, Хаса Омерович, которая в июле 1995 г. потеряла мужа, отца и брата. Она отрицает, что ее муж похоронен в Мемориальном центре в Поточари и так говорит о манипуляциях, связанных с этим местом: «Есть и другие семьи, которые ничего не говорят вслух, а тихо и за свой счет похоронили своих близких в других местах, за пределами Поточар. Также есть люди, которые похоронены в Поточарах, но были убиты раньше, это несколько рядовых бойцов и командиров. Есть в этом захоронении и те, кто погиб в бою и в других внутренних конфликтах. Это была самая грязная война, и та война велась бандитами, ее вели не нормальные люди».

Один из основателей СДА и член оргкомитета по увековечиванию событий в Сребренице Ибран Мустафич говорит: «Сребреница давно стала объектом манипуляций, и главный манипулятор (глава Комиссии по розыску пропавших без вести Федерации БиГ) Амор Машович, планирует спекулировать на жертвах Сребреницы и следующие 500 лет. Однако и многие другие из окружения Изетбеговича которые еще с лета 1992 года начали реализовывать проект, единственной целью которого показать, как можно больше жертв среди боснийцев»

  1. Все ли похороненные в Поточари являются «жертвами Серебреницы»?

Нет, кроме криминалистов МТБЮ и Международной комиссии по пропавшим без вести в Тузле и под контролем американского правительства ни у кого нет доступа к останкам для исследования.

Нигде в официальных документах или решениях МТБЮ вообще не упоминается количество убитых за время прорыва 28-й дивизии Армии БиГ в направлении Тузлы в середине июля 1995 г. Организация Объединенных Наций (ООН) и другие компетентные источники количество жертв оценивают в среднем около 3000 человек. Мирсад Токача из Сараевского Центра информации и документации в 2010 году заявлял, что найдено живыми «около 500 жителей Сребреницы», которые числились пропавшими без вести, а также установлены имена «70 человек, которые похоронены в Мемориальном центре в Поточари, но которые не были убиты в Сребренице». Ибран Мустафич, чиновник гражданской администрации в анклаве в Сребренице, заявлял, что до 1000 человек погибли при столкновениях мусульман с мусульманами во время отступления из Сребреницы.

Насер Орич в своей книге «Сребреница свидетельствует и обвиняет» (1994), приводит имена 1333 мужчин из жителей анклава, которые погибли в боях до падения Сребреницы в июле 1995 г. во время нападения на сербские деревни на большой территории. Директор Мемориального центра в Поточарах Мерсед Смайлович и директор Центра по делам лиц, пропавших без вести в БиГ Амор Мазович говорят, что около 50 человек были похоронены в Поточарах еще в 1992 году и имели «близкое родство» с лицами, убитыми в 1995 году.

Хакия Мехолич, начальник полиции военного времени в Сребренице, сказал, что он «зол на всех», кто похоронил в Мемориальном центре 75 человек, которые не были убиты в июле 1995 года,

Американец Филип Корвин, высокопоставленный гражданский официальный представитель ООН в Боснии, никогда не опровергал утверждение, что в июле 1995 года были казнены в окрестностях Сребреницы «700-800» человек.

Йозеф Бодански, бывший руководитель Специальной комиссии Конгресса США по терроризму и военным преступлениям, утверждал, что «все независимые судебно-медицинские доказательства указывают на несколько сотен жертв среди мусульман, а то, возможно, и меньше сотни».

  1. Сколько человек погибло в ходе боевых действий около Сребреницы в июле 1995?

Эксперт МТБЮ Ричард Батлер считает, что около 2000 военнослужащих Армии БиГ были убиты, Португальский офицер и наблюдатель ООН Карлуш Мартинс Бранко тоже называет цифру около 2000, американский разведчик Джон Шиндлер — около 5000, Карл Бильдт — около 4000, ООН — около 3000. Согласно этим оценкам, значительное количество считающихся пропавшими без вести с мусульманской стороны погибли в боях как солдаты, а не были расстреляны после пленения.

  1. Согласно данным судебно-медицинской экспертизы МТБЮ, казнь скольких человек доказана?

Эксгумация останков из различных могил, которые вероятно, но не обязательно, могут быть связаны с событиями в Сребренице в июле 1995 года, находилась под контролем МТБЮ только в период с 1996 по 2001 год. За этот период было задокументировано и описано 3568 «случаев» с оговоркой, что один «случай» не обязательно означает одно тело, а могла быть эксгумирована только часть тела. Судебно-медицинская экспертиза дает следующие результаты:

— только 442 эксгумированных человек могут быть неопровержимо признаны жертвами расстрелов, у них были связаны руки или завязаны глаза;

— 627 человек имели ранения осколками снарядов или пуль, что может быть следствием как расстрелов, а так и участия в военных действиях;

— 505 тел имеют пулевые ранения, которые так же могут быть следствием расстрелов или гибели в бою;

— у 411 человек причина смерти не установлена;

— в 1583 случаях представлены только фрагменты тел, при этом судебно-медицинские эксперты МТБЮ заявили, что причина смерти не может быть установлена для 92,4% из них.

Таким образом, первоначальные отчеты судебно-медицинской экспертизы, составленные под наблюдением и контролем МТБЮ, показывают, что все массовые захоронения были учтены и запротоколированы в период с 1996 по 2001 год. В них было захоронено чуть менее 2000 человек. Между тем, после проведения экспертизы найденных тел видно, что даже среди этих 2000 человек лишь небольшое количество можно причислить к жертвам какого-либо преступления, гораздо больше погибло в бою или умерло от болезней, либо по неустановленной причине.

С 2002 года эксгумация из могил и опознание погибших в исключительной компетенции ICMP (Международная комиссия по лицам, пропавшим без вести) и Комиссия БиГ по лицам, пропавшим без вести. Ни один представитель общественности, средств массовой информации или профессиональных организаций никогда не имел надлежащего доступа в их главную судебно-медицинскую лабораторию в Тузле, где данные «обрабатываются», их работа не является прозрачной и не подлежит международной проверке.

С 2002 года представители этих организаций радикально расширили масштабы своей работы, эксгумируя все останки в более широком районе Сребреницы, не пытаясь даже разобраться, захоронены там жертвы расстрелов или это могилы солдат, расположенные вдоль маршрута прорыва 28-й дивизии АрБиГ. где в основном находятся убитые в боях с ВРС.

Наконец, с большим шумом в средствах массовой информации была представлена новая методика подсчета «знаменитой» цифры в 8000 человек. Суть метода — сравнение образцов ДНК эксгумированных солдат и членов их семей. Могилы с останками убитых, которые не имеют ничего общего с военными преступлениями, теперь служат неиссякаемым рынком для «жертв геноцида», останки которых сотнями торжественно хоронят в Мемориальном центре Поточари 11 июля каждого года.

Однако, совпадение ДНК не поможет определить время, причину и способ смерти, а определяют только личность погибшего, что подтвердил директор ICMP Томас Парсонс во время перекрестного допроса на суде над Караджичем 22 марта 2012 г.

«Международная комиссия по лицам, пропавшим без вести не занимается вопросом, как эти люди умерли, и была ли их смерть насильственной и законной или нет. Я представляю отчет об опознании останков, эксгумированных из массовых захоронений» ( стенограмма суда над Караджичем, стр. 26633).

Если известно, что ожесточенные бои шли в непосредственной близости от 60-километрового пути между Сребреницей и Тузлой, очевидно, что просто идентификация погибшего человека совершенно бесполезна в качестве доказательства в уголовном процессе, не говоря уже о правовой квалификации преступления.

Называется цифра около 6600, которая, по утверждениям ICMP, представляет собой общее количество лиц, пропавших без вести, личности которых якобы были установлены путем сравнения образцов ДНК, и которую МТБЮ, на основании простого заявления, неявно принимает, как именной список якобы расстрелянных людей. Если такой список действительно существует, то никто его не видел и не определил его происхождение. Защита обвиняемого лишена возможности использовать идентификационный номер удостоверения личности и другую информацию для независимой проверки того, действительно ли эти люди существовали, и если да, живы они или действительно мертвы.

Несмотря на все это, средства массовой информации совершенно необоснованно установили уравнение: идентификация по ДНК = «жертва геноцида». А это просто не соответствует действительности.

  1. Сколько сербов из окрестностей Сребреницы было убито мусульманскими силами с 1992 по июль 1995 года?

Согласно результатам исследования «Исторический проект Сребреница», количество жертв среди сербов Сребреницы в 1992–1995 составило убитыми 705 мирных сербов. Это число является предварительным и может быть увеличено по мере поступления новых данных.

«Институт изучения страданий сербского народа в ХХ веке» перечислил имена более 3200 жертв из района Бирач, в котором подразделения Насера Орича действовали между 1992-1995, этот район включает территории муниципалитетов Зворник, Осмачи, Шековичи, Власеница, Миличи, Братунац и Сребреница.

  1. Был ли кто-нибудь осужден МТБЮ за эти преступления против сербов?

Никто не был привлечен к ответственности за преступления, совершенные в период с 1992 по 1995 год против сербского гражданского населения в районе Сребреницы. В это время около 50 сербских деревень и поселений подверглись нападениям и были разрушены. Командующему мусульманскими силами в анклаве Сребреница Насеру Оричу было предъявлено обвинение в МТБЮ в Гааге, но он был оправдан «за отсутствием доказательств», несмотря на то, что его признательные показания об убийстве мирных сербов были опубликованы в западных СМИ в 1995 г. Пожалуй, наиболее яркое свидетельство преступлений Орича было дано в репортаже журналиста Washington Post Джона Помфрета, который брал интервью у Орича в самой Сребренице 16 февраля 1994 года, в то время, когда Сребреница якобы была «демилитаризована» как «зона охраняемая» войсками ООН.

«Военные трофеи Насера Орича не висели на стене его уютной квартиры. Они записаны на видео: сожженные сербские дома и обезглавленные сербские мужчины с судорожно искаженными телами. — В ту ночь нам пришлось применить холодное оружие, — объясняет Орич, когда на его телевизоре Sony чередуются сцены с убитыми ножами людьми. Лежа на удобном диване, с ног до головы одетый в камуфляжную форму, с вышитой напротив сердца эмблемой армии США … Командир Орич — самый жестокий парень в этом мусульманском городе, который Совет Безопасности ООН называет охраняемой «зоной безопасности».

Этого, как и других подобных свидетельств, было недостаточно для Гаагского трибунала, чтобы осудить Орича.

  1. Была ли Сребреница действительно демилитаризованной зоной под защитой ООН?

Несмотря на достигнутое в мае 1993 года соглашение, по которому анклав Сребреница был объявлен зоной, находящейся под защитой ООН, он никогда не был демилитаризован, о чем свидетельствуют отчеты представителей высших властей.

Отчет Генерального секретаря ООН от 30 мая 1995 года: «В последние месяцы (боснийские) правительственные силы значительно усилили военную активность в большинстве охраняемых территорий и вокруг них, включая Сараево, Тузлу и Бихач, военные отряды участвовали в более широких военных кампаниях правительства… Правительство также держит значительное количество солдат в Сребренице (что в данном случае является нарушением соглашения о демилитаризации)».

Ясуси Акаси, бывший глава миссии ООН в БиГ, статья в Washington Times от 1 ноября 1995 г.: «Дело в том, что боснийские правительственные силы использовали «охраняемые зоны» не только в Сребренице, но также в Сараево, Тузле, Бихаче и Горажде для обучения, отдыха и пополнения своих войск».

Отчет Голландского института военной документации, апрель 2002 г.: «Предполагаемая демилитаризация анклава была практически мертвой буквой на бумаге. Боснийская армия (АрБиГ) придерживалась сознательной стратегии ограниченных военных атак, чтобы связать относительно большую часть армии боснийских сербов (ВРС) с целью предотвратить ее переброску в полном составе в главную зону боевых действий вокруг Сараево. Подобные атаки производились и из анклава Сребреница. Силы АрБиГ не сдерживались от нарушения всех правил в столкновениях с ВРС. Они провоцировали огонь со стороны боснийских сербов, а затем отступали под защиту части голландского батальона, который рисковал может оказаться между двух огней».

  1. Каково было количественное соотношение между силами Войска Республики Сербской (ВРС) и подразделениями Армии БиГ (АрБиГ) в «демилитаризованной зоне» Сребреницы в начале июля 1995 года?

В норвежском фильме «Сребреница: преданный город» упоминается 400 солдат ВРС и около 1600 местных жителей-ополченцев. Военный корреспондент London Times Майкл Эванс сообщает: «Есть сообщения, что в атаке на Сребреницу принимали участие до 1500 сербов, но, по оценкам источников в разведке, главную атаку осуществили около 200 человек при поддержке пяти танков».

С другой стороны, в норвежском фильме говорится, что мусульманские силы насчитывали «около 5 500 солдат».

Журналист BBC Джонатан Рупер пишет: «Согласно свидетельствам, в Сребренице находилось не менее 5000 вооруженных солдат армии БиГ, а возможно, и намного больше. По данным сил ООН в охраняемой зоне, армия БиГ в Сребренице была хорошо вооружена, более того, представители голландского миротворческого батальона заметили приток современного оружия и средств связи в Сребреницу в 1995 году».

Джон Шиндлер, бывший главный аналитик по БиГ в Агентстве национальной безопасности США (АНБ), утверждает, что «демилитаризованный анклав» Сребреницы вооружался с воздуха в с конца 1994 года через так называемых «черных пилотов», и что НАТО, контролировавший воздушное пространство над БиГ, «закрывало на них глаза».

Таким образом, с позволения НАТО анклав Сребреница не только не был демилитаризован, но и был дополнительно вооружен.

Ясно, что силы ВРС, уступавшие как численно, так и технически, не могли реально разработать какой-либо план «массового уничтожения», что подтверждается отчетом Голландского института военной документации: «Оглядываясь назад, нет никаких указаний на то, что активизация деятельности ВРС в восточной Боснии в начале июля 1995 года была направлена на что-либо иное, кроме блокировки защитной зоны в Сребренице и перекрытия главной дороги на Жепу. План кампании был составлен 2 июля. Атака началась 6 июля. Но неожиданно ВРС добились такого успеха и встретили такое слабое сопротивление, что вечером 9 июля было решено двигаться дальше и посмотреть, возможно ли занять весь анклав ».

  1. Какая аргументация стоит за признанием событий в Серебренице геноцидом?

Первым заметным приговором, вынесенным трибуналом, который далее способствовал построению «официальной версии», что в Сребренице в июле 1995 года имел место «геноцид», был приговор, вынесенный генералу армии Республики Сербской Радиславу Крстичу в августе. 2001 г.

По словам британского профессора Тары МакКормак: «На суде над Крстичом было установлено, что Крстич ничего не знал ни о каких убийствах, которые были совершены, и что он ни в чем не участвовал. Более того, Трибунал признал тот факт, что Крстич лично отдавал приказы пощадить мирных жителей из числа боснийских мусульман. Его приговор основан на его участии в «преступном деянии» по захвату Сребреницы ».

Майкл Мандел, профессор международного права Йоркского университета в Торонто: «Если случай генерала Крстича символизирует что-либо, так это тот факт, что геноцид не произошел в Сребренице … Утверждения трибунала о том, что геноцид имел место в Сребренице, не подтверждается фактами, на которые он ссылался, трибунал факт геноцида не установил. Даже вывод Судебной палаты трибунала о том, что «силы боснийских сербов застрелили несколько тысяч боснийских мусульман с общим числом жертв … вероятно, от 7 до 8000» не подтверждается какими-либо явными выводами трибунала. Количество эксгумированных тел составило всего 2028 человек, и Палате пришлось признать, что некоторые из них были убиты в ходе боевых действий, более того, было заявлено, что доказательства лишь «указывают» на то, что «большинство» из эксгумированных не погибли в боевых действиях».

Один из неоспоримых авторитетов в области исследования геноцида, директор Центра «Симон Визенталь» Эфраим Зуроф в июне 2015 года описал события в Сребренице следующим образом: «Насколько мне известно, то, что произошло, не имеет признаков геноцида. Думаю, решение назвать произошедшее геноцидом было принято по политическим причинам ».

  1. Действительно ли Комиссия Влады Республики Сербской «признала геноцид» в своем отчете за 2004 год?

Нет. В отчете Комиссия использовала слово «геноцид» только процитировав приговор МТБЮ генералу Радиславу Крстичу. Комиссия не приняла цифру «8000 казненных», но пришла к выводу, что существует список из 7 108 имен лиц, пропавших без вести с 10 по 19 июля 1995 года. Она также не указала, что все пропавшие без вести лица были убитых или умерли, но среди перечисленных есть люди, погибшие в военных действиях до 1995 года, а также те, кто позже умер естественной смертью, при этом было обнаружено, что некоторые поменяли документы и живут в другом месте, а другие заслужили свои приговоры за уголовные преступления.

Кстати, отчет был составлен в сложных условиях и под давлением тогдашнего Верховного представителя БиГ Пэдди Эшдауна, о чем писал американский профессор Эдвард Херман из Пенсильванского университета:

«Боснийские сербы фактически выпустили отчет о Сребренице в сентябре 2002 года, но он был отклонен Пэдди Эшдауном, поскольку в отчете не сделаны требуемые выводы. Затем он подготовил новый отчет, отказавшись от сотрудничества с массой политиков и аналитиков Республики Сербской, оказывал давление на Владу РС с тем, чтобы они наконец получили отчет, подготовленный людьми, готовыми прийти к официально утвержденным выводам ». Напомним, что согласно международному праву акт, совершенный под принуждением, не может считаться законным.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Спустя 20 лет единственное, что можно с уверенностью сказать — это то, что в отношении Сребреницы практически ничего надежного не установлено! Единственный способ сделать это — подойти к проблеме беспристрастно с целью установления истины, а не для получения политических или геополитических выгод. Это работа для независимой смешанной международной комиссии. Пора создать такую комиссию.

Согласно тому, что мы знаем сегодня:

— нет никакой связи между расстрелом пленных и официальными органами Республики Сербской или Сербии;

— расстрелы имели место, но были произведены очень небольшим количеством людей, принадлежащих к разным национальностям, поэтому даже на этом основании нельзя установить «вину сербов»;

— число жертв, которых можно с высокой степенью уверенности считать расстрелянными, в десять раз меньше, чем число жертв, которые постоянно повторяются на публике. Если число не важно, как обычно говорят, то почему оно увеличено в десять раз? Почему о реальных жертвах говорят только для того, чтобы создать презумпцию некой «сербской вины» и, таким образом, оправдать репрессивные меры против Республики Сербской и Республики Сербия?

— Многие получили приговоры судов разных инстанций за расстрел пленных. И число расстрелянных меньше числа убитых сербских гражданских лиц в окрестностях Сребреницы, за которые никто не понес ответственности, и это не налагает на мусульман чувства коллективной вины.

Кроме того, у Сербии, Республики Сербской и сербского народа нет причин извиняться перед кем-либо за все еще нераскрытое преступление в Сребренице. Конечно, необходимо выразить соболезнования семьям жертв, осудить преступление, но также необходимо настаивать на том, чтобы, наконец, должно быть возбуждено уголовное дело. судебное преследование лиц, совершивших преступления против сербского народа. Ради сербских семей, чьи близкие родственники были преступно убиты и чьей боли мы сочувствуем, как и боли всех других семей невинных жертв войн времен распада СФРЮ.

 

Источник

Перевод — Елена Шахова, заместитель командира поискового объединения «Крутояр», член регионального совета Поискового движения России и Военно-исторического общества.

[email protected]

Поделиться новостью