Вук Еремич

Вук Еремич: «Поддержка Сербией кандидатуры Албании в Совбез ООН была крайне неосторожным шагом»

С начала января Албания официально стала непостоянным членом Совета Безопасности ООН, ее мандат продлится до конца 2023 года. Как заявила министр иностранных дел Албании Олта Джачка, речь идет не о «подарке», этот факт — «результат многолетнего лоббирования и инвестиций в дипломатии». Министр пообещала, что в первую очередь будет заниматься вопросом признания самопровозглашенного Косово в ООН. Мы попросили прокомментировать ситуацию Вука Еремича, председателя «Народной партии», экс-министра иностранных дел Сербии и председателя 67-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН:

– В этом и следующем году Албания будет одним из десяти непостоянных членов Совета Безопасности ООН (ВБ) благодаря, среди прочего, голосованию Сербии в Генеральной Ассамблее ООН на голосовании, которое состоялось 11 июня 2021 года. Постоянный представитель Сербии при ООН проголосовал за Албанию по поручению президента Александра Вучича, которое было направлено ему через министра иностранных дел Николу Селаковича.

Поддержка Сербией кандидатуры Албании в Совет Безопасности была крайне неосторожным шагом, поскольку в следующие два года Тирана будет пользоваться многочисленными привилегиями, вытекающими из членства в самом влиятельном органе ООН, повестка дня которого включает все важные мировые вопросы. Право голосовать в Совете безопасности по вопросам, имеющим значение для третьих стран, значительно укрепило дипломатический потенциал Албании, чтобы действовать против них, например, при лоббировании признания самопровозглашенного Косово или членства Приштины в ЮНЕСКО. Поддерживая Албанию, власти Белграда направили сообщение непостоянным членам Совбеза, которые не признали Приштину, что они не очень заботятся о том, чтобы занять твердую позицию в отношении уважения суверенитета и территориальной целостности Сербии в процессе будущих обсуждений. Поддержка Сербией в ООН, наиболее активного сторонника международной эмансипации Приштины, будет приниматься во внимание в процессе рассмотрения и возможного пересмотра ее политики в отношении Косово и Метохии, включая голосование на других форумах, таких как ЮНЕСКО.

– Но как могли албанцы этого добиться? Ведь министр иностранных дел Албании говорит, что это «вопрос долгосрочного лоббирования и инвестиций в дипломатию»?

– Албания смогла добиться этого только потому, что Сербия не хотела этому препятствовать. Она могла сделать это, если бы сама баллотировалась на эту должность в течение того же периода времени, на который имела право. Если бы это произошло, голосование в Генеральной Ассамблее было бы конкурентным, пока один из кандидатов не набрал бы две трети голосов. Учитывая нынешний состав ООН, Сербия имела бы серьезные шансы либо быть избранной, либо, по крайней мере, создать «тупиковую ситуацию», из которой можно было бы выйти через компромиссное снятие обеих кандидатур в пользу третьей страны из восточноевропейской группы, которая, например, обязалась бы действовать нейтрально по вопросу Косово и Метохии в период своего участия в Совете Безопасности. Если бы Албании каким-то образом удалось получить большинство голосов в две трети, мы направили бы всему миру мощный сигнал о том, что Косово и Метохия действительно являются важнейшим для нас вопросом национального значения. Мы готовы были бы вступить в серьезную дипломатическую конфронтацию, невзирая на давление, которому мы, безусловно, подвергнемся в этом случае.

– Есть ли в этом недоработка со стороны Министерства иностранных дел Сербии? Почему Сербия не прилагает усилий для занятия места в Совбезе ООН, и как Албания в сложившейся ситуации может нанести вред Сербии?

– Внешнюю политику Сербии взял на себя президент Александр Вучич, который также является председателем «правящей партии». Министерство иностранных дел не играет той роли, которая принадлежит ему в в соответствии с действующими законами, а является исключительно службой по найму некомпетентных сотрудников правящей партии.

Беседовал Владимир Басенков

Поделиться новостью