Мирослав Парович: тот, кто контролирует энергосистему - управляет процессами в государстве

Мирослав Парович: тот, кто контролирует энергосистему – управляет процессами в государстве

Политика «зеленого перехода» навязывается Белграду Западом, лоббисты Байдена захватили сербский электроэнергетический рынок, Дубравка Джедович грезит «американской мечтой», китайцы готовятся к прокси-войне с США на территории Сербии. О том, какие вызовы стоят перед сербской энергетикой в наши дни, в эксклюзивном интервью изданию «О Сербии по-русски» рассказывает политик, инженер, доктор технических наук Мирослав Парович.

– Насколько реальна программа «зеленого перехода» для Сербии? Какие риски несет для себя такая трансформация стратегической отрасли страны и подразумевает ли она отказ от российских энергоресурсов?

– «Зеленый переход» следует рассматривать под двумя углами. Один чисто с точки зрения энергетической профессии, а другой с точки зрения политики. Что касается профессии, она ясно говорит, что Сербия должна сделать энергетический переход к так называемым «зеленым технологиям», учитывая, что у нас заканчивается доступный уголь, который в настоящее время является нашим основным ресурсом для производства электроэнергии. Если бы не было истории о необходимости сокращения выбросов парниковых газов, нашей стране пришлось бы искать новые источники энергии и способы удовлетворения потребности в энергии. Когда политика добавляется ко всей истории, то здесь возникают разные, часто нелогичные настройки. С одной стороны, «зеленый переход» представляет собой идеологию, которая в некоторых случаях выглядит карикатурно, и где Грета Тунберг является наиболее ярким примером. С другой – есть конкуренция со стороны великих держав за то, чьи технологии и источники энергии будут преобладать, потому что над этим создаются самые прочные союзы, учитывая, что трудно отвернуться от той страны, из которой вы поставляете эти стратегические товары. Итак, у нас есть о газовом секторе российская позиция, которая заставляет наземный газ транспортироваться по газопроводам, и американская, которая заставляет сжиженный газ и танкеры его транспортировать. В секторе ядерной энергетики снова соперничество в технологиях, которые есть у США, Канады, Франции с одной стороны, и России и Китая – с другой, и, кроме того, у Китая есть возможность кредитовать строительство таких объектов. И, наконец, в секторе возобновляемых источников энергии существует конкуренция за поставки солнечных панелей и батарей из Китая или некоторых азиатских стран, находящихся под управлением США.

Такая запутанная политическая обстановка значительно усложняет положение малых государств, которым все меньше и меньше разрешается выбирать наиболее выгодные для них энергетические решения, но они должны переходить к тем, которые им политически разрешены. То же самое относится и к Сербии, чье правительство все больше маргинализирует российское влияние в сфере энергетики, в то же время постоянно усиливая присутствие западного капитала и их технологий.

– Постоянно говорят о приватизации «Электроэнергетики Сербии» (ЭЭС). Правительство опровергает такую постановку вопросов. Где правда?

– Александр Вучич в сентябре 2022 года с лоббистами Джозефа Байдена договорился передать сербский рынок электротехники американским инвестиционным фондам. Это помогает получить существующие производственные мощности, которые находятся в ЭЭС, а также построить стратегическое существование для производства электроэнергии из возобновляемых источников. После этой сделки норвежская компания Rajstat Enerji была нанята для оценки состояния энергетики, и они дали Вучичу список вещей, которые он должен сделать (так называемый to do list), которого он строго придерживается. Кстати, российской общественности может быть интересно, что эта норвежская компания (Rystad Energy) была нанята в прошлом году для анализа того, как Россия обходит санкции в отношении экспорта сырой нефти, и их вывод заключался в том, что существует секретный флот старых танкеров, которые российские бизнесмены покупали по заданию и предоставили список этих танкеров, так что из этого видно, каков профиль компании.

Первое задание, которое получил Вучич, – это преобразовать ЭЭС в акционерное общество и дать управлять им собранию акционеров. В этом собрании только один член и это министр энергетики Дубравка Джедович, бывшая журналистка CNN и женщина, которая заявляет в своей официальной биографии, что ее жизненным желанием было жить и работать в Америке. Первым решением Дубравки Джедович было назначение наблюдательного совета, в который вошли три иностранца, а затем наблюдательный совет ЭЭС объявил конкурс на выбор директора, и работа по ранжированию кандидатов была возложена на частную компанию Boyuden, которая имеет слоган «Слава Украине!».

Когда вы смотрите на все это, становится ясно, к чему все идет, и правительство Вучича, конечно, говорит то, что граждане хотят услышать, однако они выдают их за дела.

– Да, и вошедшие в наблюдательный совет иностранцы – граждане Норвегии.

– Да, повторюсь, суть в том, что Вучич договорился об этом с лоббистами Байдена и они здесь как гарант того, что передача сербской энергосистемы будет реализована. Это делается отчасти для получения прибыли, но гораздо больше по геополитическим причинам, потому что тот, кто контролирует энергосистему во многих отношениях, управляет почти всеми процессами в одном государстве. Например, они могут легко отключить от сети крупные промышленные комбинаты, которые принадлежат Китаю и функционируют в Сербии.

– ЕС предоставил Сербии многомиллионное пожертвование на «зеленый переход», а также поддержку граждан, чтобы повышение цен не повлияло на их кошельки. Но цены на электроэнергию и газ с нового отопительного лишь продолжают расти! В чем дело?

– «Зеленый переход» требует инвестиций не менее пятнадцати миллиардов евро в производственные мощности, а также в сеть передачи и распределения электроэнергии. Эти крошечные пожертвования служат для замыливания глаз общественности. Суть в том, что государства берут займы, чтобы выполнить этот политический приказ о том, чтобы все было «зеленым». Так создается порочный круг экономической и технологической зависимости. Конечно, в конце концов граждане оплачивают все это через счета.

– Дубравка Джедович постоянно говорит об увеличении энергетической безопасности Сербии. Что она имеет ввиду?

– В основном все фразы, которые говорит Дубравка Джедович, служат для освещения маргинализации России в энергетическом секторе Сербии, а также для внедрения американских инвестиционных фондов и их компаний.

– Насколько активно сейчас участие Китая как инвестора в энергетике Сербии?

– В настоящее время китайцы заканчивают один блок на ТЭЦ Костолац, и это было сделано по системе «под ключ». Недавно они купили одну частную компанию, у которой есть разрешение на строительство большой ветряной электростанции, поэтому она, очевидно, также будет напрямую подключаться к сербскому рынку электроэнергии. Кроме того, китайская фирма является единственной помимо корейско-американского консорциума, представившей документы для стратегического партнера ЭЭС относительно строительства солнечной электростанции мощностью в один гигаватт. Недавно они запросили разрешение на строительство солнечной электростанции мощностью 300 мегаватт для собственного потребления медного рудника в Боре. В целом мне кажется, что китайцы приготовились к какой-то прокси-войне с Америкой, связанной с сербским рынком электроэнергии.

Поделиться новостью