«Бог скрипки» из Сербии Неманья Радулович покорил своим талантом лучшие концертные площадки Москвы

23 и 25 января 2020 года состоялось важное событие в музыкальной жизни Москвы — в сопровождении Государственного академического симфонического оркестра России имени Е. Ф. Светланова выступил потрясающий скрипач – виртуоз из Сербии Неманья Радулович. За пультом Госоркестра стоял Андрей Борейко, музыкальный директор филармонических оркестров Нейплса (США) и Варшавы (Польша).

Неманья Радулович

Два московских концерта преддверие большого февральского турне Государственного академического симфонического оркестра России имени Е. Ф. Светланова : концерты с участием Неманьи Радуловича под управлением Андрея Борейко пройдут в Германии (Гамбург, Брауншвейг, Франкфурт, Кёльн, Мюнхен, Дюссельдорф), Нидерландах (Эйндховен), Австрии (Брегенц, Линц). Именно в московских залах эти программы прозвучали впервые.

Концерты Государственного академического симфонического оркестра России имени Е. Ф. Светланова в Большом зале консерватории и «Филармонии-2» были объединены именами Андрея Борейко, Неманьи Радуловича и Анатолия Лядова, чье «Волшебное озеро» в один из вечеров стал началом путешествия в ХIХ век, а в другой, напротив, в век XX.

В программе концерта 25 января прозвучали: Анатолий Лядов «Волшебное озеро» сказочная картинка для оркестра и «Кикимора» народное сказание для оркестра, Арам Хачатурян «Концерт для скрипки с оркестром», Игорь Стравинский «Жар-птица» сюита из музыки балета.

Андрей Борейко

«Волшебное озеро» Анатолия Лядова можно назвать лирико-фантастическим пейзажем. Эта сказочная картинка несколько импрессионистична: она по существу вся строится на отдельных фактурных, гармонических и тембровых элементах. Картинный, музыкально-живописный замысел этого произведения определил характер оркестровки, отбор определенных типов фактуры и гармонических средств. Так, колышащаяся фигурация струнных рисует зыбкую поверхность озера, искристое стаккато флейт и звонко отрывистые «блестки» челесты с арфой — мерцающие звезды. Особенно поэтичен и тонко-живописен эпизод, где арфа с челестой накладываются на дрожащую движущуюся гармонию разделенных скрипок, создавая картину ночного неба в легкой облачной дымке, сквозь которую временами проглядывают звезды… В «Кикиморе» Анатолий Лядов воплотил свою жажду нового содержания, уводящего от повседневности. Медленное вступление (адажио) рисует сказочный пейзаж — низкое звучание струнных басов с сурдинами, глухое тремоло литавр и ползучее хроматическое движение деревянных духовых с выделяющейся мелодией бас-кларнета. Затем начинается мягкое баюкающее колыхание скрипок, на фоне которого возникает простой колыбельный напев в проникновенном тембре английского рожка, прерываемый, однако, зловещим свистящим мотивом у флейты-пикколо и гобоя. А дальше, на том же колыбельном покачивании, вступает челеста, колоритно передающая образ хрустальной колыбельки. Основной раздел пьесы — presto — открывают прыгающие аккорды деревянных с резким свистом флейт. Стремительно мелькают отдельные фразы. Многочисленные мелкие динамические нарастания и спады сообщают музыке характер, как бы задыхающийся от быстрого бега. Заканчивается пьеса мгновенным уходом — исчезновением сказочного образа. Государственный академический симфонический оркестр России имени Е. Ф. Светланова поразил своим особым отношением к исполнению произведений Анатолия Лядова, музыка у них была «живая», зал слушал, стараясь не дышать.

«Бог скрипки» из Сербии Неманья Радулович покорил своим талантом лучшие концертные площадки Москвы

Концерт для скрипки с оркестром Арама Хачатуряна подлинный шедевр. Проникнутый оптимистическим мироощущением, упоением жизнью, концерт увлекает богатством и прихотливостью орнаментального рисунка, поражает виртуозным блеском, бесконечно льющейся вдохновенной народно-песенной мелодикой, ослепительной яркостью красок и эмоциональным накалом. В концерте три части, которые рисуют три разные картины из жизни народа, поэтические зарисовки природы Армении. В центре их лирическая «песня», которую обрамляют две танцевальные части. Первая часть открывается энергичным и напористым оркестровым вступлением, которое сразу же вводит нас в сферу активного действия. Чёткий, упругий ритм и танцевальный характер отличают главную партию сонатного аллегро. Эта тема, исполняемая солирующей скрипкой, близка народной музыке Закавказья. Побочная партия своей импровизационностью напоминает пение народных певцов-ашугов. В разработке, состоящей из трёх разделов, подвергаются развитию все три темы. Результатом этого развития становится сближение этих тем, когда плавная мелодия побочной партии наполняется энергичными ритмами, а танцевальная главная партия становится более лиричной. Как и положено, разработка завершается блестящей виртуозной каденцией скрипки. (В концерте есть так называемая каденция большой эпизод, который солист исполняет без оркестра). В репризе все темы первой части Allegro con fermezzo варьируются, обрастают подголосками, движение становится все более динамичным. Такая реприза называется динамической. Завершает первую часть кода, утверждающая волевой мужественный образ первой части. Вторая часть Andante sostenuto самый лиричный образ концерта. Это своеобразная «песня без слов», которая «поётся» на фоне прекрасного кавказского пейзажа. Вы никогда не были на Кавказе? Представьте величественные горы, освещённые лучами солнца, какая-то первозданность горного пейзажа. Потому и музыка, его рисующая, звучит как гимн солнцу, красоте, природе. Финал, 3 часть Allegro vivace грандиозная картина народного праздника. Всё в нём полно движения, огня, энергии. Это как бы общий танец, из которого время от времени выделяются солисты. Движение танца постепенно становится всё более стремительным, как будто в танцевальный круг вливается всё больше людей. Оркестр подражает народным инструментам. Большое значение в драматургии концерта играет кода финала. В ней в стремительном вихревом движении проносятся темы первой части, что объединяет произведение в единое целое.

Произведение это очень сложно для исполнения и требует от скрипача огромного мастерства. Но это не просто виртуозность ради виртуозности. Она является средством выражения содержания музыки, её жизнерадостности, праздничности. И вот здесь во всей своей красе предстал перед московской публикой «молодой бог скрипки» Неманья Радулович. Его игра не просто впечатляет: она ошеломляет естественной и безупречной виртуозностью, она ведет за собой. Когда слушаешь Неманью, душа, подобно цветку, раскрывается вслед за движением его смычка и уносится в неведанные прекрасные дали. Концерт Хачатуряна, посвященный известному скрипачу Давиду Ойстраху, которого боготворит Неманья, один из коронных в репертуаре молодого сербского скрипача. Слушатели были восхищены не только искрящейся музыкой композитора, но и фееричным исполнением Неманьи Радуловича. Неманья — скрипач от Бога. Скрипка в его руках оживает и заставляет трепетать сердца и души слушателей. Я и раньше считала симфонический оркестр единым организмом, но Государственный академический симфонический оркестр России имени Е. Ф. Светланова — это как будто один огромный инструмент, на котором исполнял музыку Мастер Неманья Радулович, темпераментный и харизматичный, и Маэстро — дирижер Андрей Борейко, обаятельный и артистичный. Такого единения между дирижером и исполнителем мне не доводилось раньше наблюдать.

«Бог скрипки» из Сербии Неманья Радулович покорил своим талантом лучшие концертные площадки Москвы

Сюита из балета «Жар-птица» Игоря Стравинского произвела сильное впечатление на слушателей. Сюиту открывают сумрачные «ползущие» звучания Вступления, рисующего зачарованный сад Кащея, его зловещее царство. На фоне глухого рокота большого барабана, словно извивающиеся змеи, движутся фигурации низких струнных с сурдинами, вступает завороженная стоячая мелодия пианиссимо у двух тромбонов в терцию. То тут, то там слышатся судорожные всплески, переходящие в арпеджио флажолетов струнных — эта удивительная краска создает впечатление нежити, завороженности. Но вот, как взмахи огромных крыльев, раздаются красочные всплески оркестра. Звучит фантастический, причудливый «Пляс Жар-птицы» с изобретательно варьируемой красочной оркестровкой. Его сменяет широкая плавная мелодия, чуть меланхолическая, в прозрачной инструментовке со скупым аккомпанементом, певучими подголосками. В этой части — «Хороводе царевен» — Стравинский использует русскую народную песню «По садику». Музыкальный колорит напоминает здесь «Волшебное озеро» Лядова с его тончайшей звукописью. Медленный женственный хоровод сменяется «Поганым плясом Кащеева царства» — зловещим, каким-то неживым, но очень красочным, с острыми ритмическими перебивками, исполненными дикой стихийной силы, с втаптывающим ритмом, пульсирующим на протяжении почти всего номера. Это самая развернутая, центральная и по положению и по смыслу часть сюиты, в которой достигается колоссальная кульминация. Колыбельная, которой Жар-птица околдовывает жителей Кащеева царства, — яркий контраст предшествующему номеру. После полнозвучного «Поганого пляса» здесь — прозрачное звучание струнных, монотонное одноголосие у арфы. Покачивающийся, завораживающий своим непрерывным движением аккомпанемент сопровождает простую выразительную мелодию, которую, чередуясь, поют деревянные духовые. Постепенно просветляется, как бы расколдовывается звучание. Это переход к Финалу — светлому, ликующему, в котором снова звучит народная песня «Не сосна у ворот раскачалася». Нежно запевает солирующая валторна, поддержанная тремоло струнных, ее сменяют деревянные духовые и скрипки. Звучность быстро разрастается до фортиссимо. Заканчивается сюита ярко и празднично.

Выступление Государственного академического симфонического оркестра России имени Е. Ф. Светланова никого не оставило равнодушным. Всех покорила великолепная дирижерская техника Андрея Борейко, его уникальная интерпретация музыки Лядова, Хачатуряна и Стравинского, и глубина проникновения в художественный замысел композиторов. Выступление оркестра оказало необыкновенно сильное эмоциональное воздействие на слушателей все были восхищены мастерством и высоким профессионализмом и громкими несмолкаемыми аплодисментами благодарили музыкантов за незабываемые впечатления. Очень приятно было видеть, что все музыканты максимально готовы к концерту — минимум времени на настройку, собранность, буквально единое дыхание. Создалось впечатление, что сама мысль и душа каждого композитора воплотилась в звуки оркестра, жесты дирижера — через время и пространство.

Неманья Радулович

Нашему порталу удалось пообщаться со зрителями и узнать их впечатления о концертах 23 и 25 января:

«Удивительный концерт классической музыки. Глубокое и чуткое исполнение произведений П.И. Чайковского Симфоническим оркестром России им. Светланова впечатывались в память яркими и насыщенными волнами музыки. Яркие всплески и бушующие каскады музыкального оркестра не могли оставить равнодушным никого. Зал со слушателями то замирал, то воодушевленно внемлел в такт музыки Чайковского. А игра сербского скрипача Неманьи Радуловича внесла свой особенный колорит в этот концерт. Неманья поразил своим виртуозным тончайшим владение инструмента. Так тонко и так выразительно звучала его скрипка. Это было очень необычно – современная подача классического произведения. Талант и экспрессия исполнителя вызывают глубокий отклик в московских ценителях прекрасного. Слушатели долго и восторженно рукоплескали оркестру и Неманьи Радуловичу, вызывая на бис по несколько раз. Очень яркий и чувственный концерт, после которого чувствуешь воодушевление и творческий подъём.» (Деян Миленкович, художник и резчик и по дереву и Татьяна Миленкович, фотохудожник, г. Лесковац, Сербия) (https://www.instagram.com/duborezart/)

«Мне кажется, исполнение Неманьи Радуловича никого не может оставить равнодушным! Тому красноречивое свидетельство – просто шквал аплодисментов после его выступления. Зрители ни за что не хотели отпускать Неманью. И лишь когда виртуозно исполненный им на бис «Каприс» Паганини создал восторженную паузу, и публика переводила дыхание, удалось завершить первое отделение и объявить антракт. Скрипке в руках Неманьи подвластно все многообразие душевных переживаний – от самого-самого нежного, едва уловимого, мимолетного вздоха, до неистового, страстного, всепоглощающего порыва. Я счастлива, что мне снова удалось услышать игру Неманьи Радуловича в Москве.» (Мария Чеснокова, журнал «Славянка») 

«Хочу сказать, что мне концерт очень понравился – оба отделения. Я не очень хорошо разбираюсь в классической музыке, но как любителю мне показалось, что Неманя Радулович просто живёт классикой и растворяется в ней! Его виртуозное владение смычком поражает. Я читала его интервью для сербской газеты несколько лет назад, и журналист его тогда спросил, где бы он больше всего хотел выступить, где ещё не был. И он ответил, что никогда не был в России, но очень бы хотел выступить в Москве, потому что для него именно Москва является центром профессионализма и понимания и традиции музыки, и он бы очень хотел для себя узнать, как его оценят, поскольку для него это бы и стало истинной оценкой его умений. Его дебют, если я правильно помню, состоялся в концертном зале Чайковского вместе с Белградским симфоническим оркестром несколько лет назад, и, как мне кажется, он удался на славу! Во втором отделении концерта мне очень понравилась игра оркестра и энергия дирижера.» (Елена Филиппова)

Выражаем огромную благодарность Московской Филармонии  за возможность посетить концерт.

Особую благодарность автор статьи выражает Отделу информации и общественных связей Московской филармонии и лично г-же Татьяне Рузавиной.

Автор: Таня Миленович-Костурков