Семья Живанович: хранители села Девять Юговичей

Позади Газиместана, в одном доме, в полной изоляции, предоставленные своей судьбе и храбрости, живут три поколения семьи Живанович.

У детей Биляны и Йована, Анджелы и Андрии, нет ровесников для игр и дружбы, нет игровой площадки, на которую они могли бы выйти, они могут лишь смотреть на своих соседей-албанцев, как они играют на спортивной площадке, построенной перед прошлыми выборами. Пока ее не построили местом их сборищ была площадь перед церковью, а врата церкви служили им как ворота на футбольных матчах. Чтобы хоть как-то защитить свой храм Живановичи вынуждены были перекопать землю перед тяжелыми металлическими дверями.

Андрия ходит в третий, а Анджела в шестой класс, но они полностью привязаны к своей церкви. Здесь проходит большая часть их жизни, здесь они играют, здесь проводят праздники, здесь их пространство для прогулок, здесь они ощущают себя важными и полезными. За массивными воротами обустроенный двор, конструкция для церковного колокола, который был украден, но потом возвращен, так как воры, видимо побоялись разломать его и сдать на металлолом.

«У моих детей особое отношение к церкви, они постоянно просят, чтобы мы пошли туда, мы здесь  играем, а потом наводим порядок, убираемся», — рассказывает журналисту «Политики» мама Биляна, медсестра.

Большинство их потребностей связано с соседним селом Донья Брница, где Биляна работает, а Анджела и Андрия ходят в школу. Они лучшие ученики, любят соревнования, но в этом гетто соревнований нет. Есть разделенность и непонимание, даже если ты остался последним и не представляешь никакой угрозы, понимаешь, что ты другой и тебе ясно дают  понять к кому ты относишься.

Проблема вымирания сел стало в наше время общей, но большинство причин этого явления в Косово и Метохии отличается от причин в центральной Сербии и прочих краях бывшей Югославии. Здесь, за исключением районов неподалеку от Приштины и района Нового Брдо, села реже исчезают из-за того что все уехали в город и оставили стариков сторожить дом. В центральном Косово и сейчас рождается много детей, но этническое давление свело богатое землями село Девять Юговичей к двум сербским домам – Живановичей и Марковичей.

«Только под дорогой было 127 хозяйств, а сейчас вот остались мы одни, охраняем это село и будь что будет. В том безумии 1999 половина села бежала, спасая свои жизни, остальные ушли после 17 марта 2004. Тогда собрались нас спалить и ждали когда мы сбежим, но один старый албанец сказал: зачем трогаете этих уважаемых людей? Те, что остались, они на что-то рассчитывают! Давайте, посчитайте, сколько вас пойдет к ним и сколько вернется…», — рассказывает глава семейства Власта Живанович.

Он знает все об этом селе, о страхах, которые заставили людей уйти в изгнание, знает, как за бесценок они продали свою землю. Помнит лица из белого комби, которое во время погромов 17 марта стояло возле его дома, в ожидании сигнала к поджогу, а он сам стоял, скрестив руки за калиткой. «Смерти я не боялся, боялся лишь похищения и мучений», — завершает свой рассказ Власта, которые в самые тяжелые времена защищал свое село и своих сербов, которых сегодня здесь нет.

 По его поведению и рассказам кажется, что он и сегодня видит их здесь и защищает, хотя бы ради того дня, когда переселенцы и скитальцы приезжают в родительский день на кладбище или собираются на Рождество. Каждый раз в Девяти Юговичах их ждет Власта, который поможет, подбодрит, с которыми можно поговорить по-человечески.

Это село появилось в двадцатые годы прошлого века в Королевстве сербов, хорватов и словенцев, периоды мира и стабильности были для села редкими, а сейчас оно фактически не существует. Здесь поселились албанцы из горных сел и района Подуево, а в последнее время приезжают и из Медведжи. Село переименовали в Бардош, а на одном из указателей возле дороги на албанизированном сербском написано «Девять Югович», аналогично вошли в новую косовскую реальность с новыми именами и ближайшие сербские села. В такой реальности выживают и Живановича. Их настоящее связано с этой землей и церковью, а будущее совершенно неясно.

 «Честно вам скажу, мне скрывать нечего, я хотел бы, что в этом учебном году они уехали, но никак нам не договориться. Они не соглашаются, хотят остаться здесь. Идите, говорю их родителям, мы останемся», — рассказывает дед Власта, стоя во дворе церкви.

Он понимаем, что здесь, на этой плодородной равнине для его внуков мало места и будущего, но все таки, в это Рождество он будет самым счастливым человеком на свете, когда рано утром его Андрия зазвонит в церковный колокол и разгонит глухую тишину над Девятью Юговичами.

  

На фото Живановичи показывают камень, которым албанцы разбили окно в церкви