Спасут ли русские сербское село

После десятка километров пути по разбитой и утопающей в грязи дороге от Ибарской магистрали и вверх в горы до самой горы Чемерно, мы добрались до Дубочицы, на окраине села Бресник. Здесь, среди ульев мы встречаем пасечника:

Русские в Сербии
Фото М. Дугалић

– Здравствујте. Менја зовут Миша. Как тебја?

– Нет необходимости… Лучше по-сербски. Я Олег Козлов.

Вот так мы мешаем его работе ради разговора с Олегом и его супругой Анастасией, молодой парой. Они приехали в эти сербские дебри, заброшенное горное село с едва десятком домов еще в 2013 году с восточной стороны Урала из Свердловска, а сейчас Екатеринбурга. Приехали послушав советы друзей, не одни, а с сыном Дмитрием, которому уже пятнадцать. Здесь семь выросла, появилось еще двое детей. Мальчику, родившемуся два с половиной года назад, дали сербское имя Светомир. Три месяца родился ребенок, снова мальчик, которого назвали Георгий.

– Этот заброшенный дом, хозяйка которого жила в Белграде, с десятью гектарами земли мы купили за десять тысяч евро. Его строил Саватие Радомирович, серб, солунац (так в Сербии с огромным уважением называют ветеранов, сражавшихся на Салоникском фронте Первой мировой). Это когда была большая семья уважаемых, интеллигентных людей. Их славой был Святой Георгий, потому и мы, новые хозяева дома, решили дать новорожденному им Георгий, – рассказывает Олег.

Этот ребенок стал первым, родившимся в Бреснике за последние двадцать лет. Село опустело и состарилось. Из почти пяти сотен жителей сейчас осталось всего 150. Средний возраст больше пятидесяти, здание средней школы давно заколочено…

– Омолодится ли село, – спрашиваем мы Олега, – может быть еще приедут твои земляки?

– И здесь есть несколько молодых семей, но все смотрят вниз на равнину и планируют переезд. Видите, нет дороги, нет школы. Если уж дорогу не сделали во времена Югославии, то вряд ли сделают сейчас, – отвечает Олег, отмечая, что и для него обучение детей самая большая проблема.

– Хорошо, наш старший сын учится, как вы здесь говорите, по переписке. По российской программе учится с помощью компьютера и ездит в Белград сдавать экзамены. Ума не приложу что делать, когда эти двое подрастут для школы. Посмотрим, может быть и мы переселимся куда-нибудь поближе к городу, – рассказывают наши собеседники.

В обучении Дмитрию помогают родители, так как у них обоих высшее образование. Олег историк, а Анастасия экономист. Сейчас в этих сербских дебрях они занимаются сельским хозяйством и скотоводством, но из-за необходимости заниматься детьми, вынуждены были уменьшить хозяйство. Недавно продали корову и пятьдесят коз, вдвое уменьшили число кроликов, сейчас их всего 25. Остаются курицы, утки, гуси…

– У нас было пятьдесят кроликов, – рассказывает Олег, – но они жрали сено, как корова. Нынешнее количество мы можем потянуть, овец я оставлю, чтобы не заросли луга.   Огородил им большую леваду, их нужно защищать, так как здесь есть волки.

У Козловых есть и сад, который они обрабатывают мотокультиватором, здесь сливы, яблони, айва, черешня…

–  Я гоню ракию из сливы, яблок, черешни. Есть деревья, с которых никто не собирает фрукты и мы просим разрешения бесплатно собрать их.  Не большой любитель алкоголя, но считаю, что ракия лучше, чем водка. Хотя в Сербии и климат мягче, чем у нас, рядом с Сибирью. Но погода здесь нестабильнее. Помню, например, 2015 год был очень хорошим. Было оптимально и дождя и солнца, все хорошо уродилось и мы собрали, вовремя покосили луга… но всего этого дохода и тогда не было достаточно и нам пришлось положиться на помощь от родителей из России, хотя бы пока не обустроимся. Лес не рублю, нет трактора. Во всяком случае, доход разный от дести гектаров в горах и на равнине, а работе здесь тяжелее. Честно говоря, нам тяжело было бы жить и внизу, где шум, толпы… Но – посмотрим, – рассказывает Олег Козлов, Бресничанин с Урала.

Малочисленные соседи, хотя и живущие в километре, а то и подальше, знают об этой семье и говорят о них только с похвалой, что они «трудолюбивы, уважаемы и пунктуальны» и все добавляют, что им будет жалко, если Козловы решатся на новый переезд.

В конце беседы мы фотографируемся, к сожалению лишь с частью семьи, так как малыша мы будить не стали, а Дмитрий уехал в Кралево ив Бресник еще не вернулся, и прощаемся.

 

– До свиданија. Спасибо.

– До свидания, не за что, – отвечают нам Козловы.

 

Политика

Перевод – Вита Вольнова