«Мертвые души» по-косовски, сербы продают дома и через несколько лет после смерти

То, что сербы через несколько лет после смерти «вдруг» решают продать свой дом и землю албанцам, в давно уже не является чем-то удивительным. Покойники «появляются» в Урошевце, Печи или Приштине только чтобы поставить подпись под соглашением о купле-продаже и снова исчезают…

С подобной ситуацией столкнулась и семья Крстич у которых таким способом украли дом и землю в элитном районе Приштины Сунчев брег.

— Покойный Живорад Крстич был похищен 25 июня 1998, его и еще двоих людей вывели из автобуса Призрен-Приштина люди в форме УЧК. С тех пор и до сегодняшнего дня у семьи не было о нем никакой информации, — рассказывает адвокат Живоин Йоканович в интервью газете «Вести».

25 июля 2001 года общинный суд в Приштине признал Живорада умершим, указав в качестве даты смерти 9 декабря 1999 года, его имущество наследовали три дочери — Снежана Симонович, Лиляна Крстич и Миляна Станоевич.

— Однако, 15 августа 2001 года пропавший и покойный Живорад «появился» в косовском суде в Митровице и «подписал» соглашение о купле-продаже с Хирой Биринджикай из Печи, продав дом и землю за 300 000 немецких марок. После этого Живорад снова исчезает, — рассказывает адвокат Йоканович, по его словам соглашение в суде от имени покупателя подписал адвокат Бедри Читаку, позднее осужденный за многочисленные махинации.

— Понимая что речь идет о махинациях и что если продать землю два-три раза, то позднее это становится все сложнее исправить, эта Хира продает имущество бывшему супругу, журналисту Мильяиму Зеке 3 июня 2004 года за 425 000 евро. Вскоре после этого дом Живорада сносят и начинается строительство. Удивительно, что хотя мы и передали администрации УНМИК просьбу о вмешательстве, Мильяим Зека смог вписать себя в кадастр как владелец. Еще удивительнее, что при передаче дел от УНМИК к Еулекс это дело было потеряно, — рассказывает Йоканович

Кроме того, Мильяим Зека инсценировал в доме пожар и попытался обвинить в нем сына одной из наследниц, что ему к счастью провернуть не удалось.

Также, скорее всего не без помощи Мильяима Зеки сын дочери убитого Живорада Крстича Снежаны Симонович был обвинен в участии в убийстве троих албанцев во время войны в Косово. Марко работал в Приштине и спокойно прожил два года после войны, но когда поднялся шум по поводу похищения дома и земли деда тут же были выдвинуты обвинения, Марко был осужден и уже отсидел свой срок.