Бывший офицер КФОР защищает сербские баррикады в Косово

 

 

С четверга баррикаду в Зупче защищает один необычный гость. Бывший майор норвежского контингента   Кристиан Каш, извинившись перед косовскими сербами за все то, что он сделал как офицер в информационной службе международных сил в Космете, встал с ними в один строй.

 Сейчас он признает, как наивен был в 2000 году, когда приехал сюда, уверенный, что НАТО атаковала Сербию и привела своих солдат в Космет, чтобы защитить права человека.

 — Нашими обязанностями по Резолюции 1244 и Военно-техническому соглашению была защита сербов от мести со стороны албанцев, но мы в этом полностью провалились, — рассказывает Каш «Новостям». За то время, пока мы отвечали за безопасность в , отсюда была этнически изгнано около 250 000 сербов и прочих неалбанцев. Потому, как бывший офицер КФОР, я чувствую необходимость извиниться.

Наш собеседник признает, что «из-за срежиссированной эйфории в прессе по теме Косово он решил вступить в норвежскую армию, подать заявку и стать членом КФОР». Говорит, что благодаря журналистскому образованию и опыту получил чин майора, а перед прибытием на место провел много времени, изучая Косово в Норвежском Институте по международным делам.

 — Мой учитель еще тогда говорил, что бомбардировки Югославии были катастрофической ошибкой, и албанская мафия занимается наркобизнесом в Европе, — вспоминает Каш. Однако выяснилось, что я был не совсем готов к ситуации на месте. Я не понимал, что КФОР по сути не выполняет своей работы. Мы были трусами, так как позволили, чтобы УЧК превратилась в Защитный корпус Косово, а позднее в Косовскую полицию. Таким образом, криминальные элементы получили официальный статус в косовских институтах.

 Каш не отрицает, что он очень быстро попал в водоворот военной машины, где нет места личным взглядам.

 — Сегодня я стыжусь того, что писал, односторонне и без проверки. Информированием по сути занимались американские и британские профессиональные офицеры, а я отвечал лишь за то, чтобы передавать готовые мнения. Целью этого было скрыть истину об изгнании сербов.

 Червь сомнения поселился у майора Каша после того, как было запрещено сообщать о нападении албанцев на автобус УНМИК, перевозивший сербов, в котором погибло три человека.

 — Я был в удивлении и ужасе. Повсюду была кровь и куски человеческих тел, а мы все это скрывали, — вспоминает Каш. – Тогда я встречал все больше сербских трагедий, о которых нельзя было говорить. Я сломался, когда познакомился с семьей Попович, которая в 1999 году вынуждена была бежать из Печи, самый старый член этого семейства, оставшийся присмотреть за домов, до сих пор считается пропавшим без вести. Я разговаривал с албанцами, которые живут в их доме. Они хладнокровно сказали мне, что понятия не имеют, о чем я спрашиваю.

После семимесячного пребывания в Космете Каш завершил работу в качестве офицера КФОР и более не хотел продлевать контракт.

— Самые ужасные впечатления я пережил 16 февраля 2001 года, когда албанская бомба убила в автобусе возле Подуево 11 сербов, включая двухлетнего мальчика, — рассказывает Каш. – После Косово я уехал в Белград и был шокирован теплым приемом, несмотря на то, что моя страна участвовала в натовских бомбардировках. Такого я никогда не встречал у албанцев.

Вернувшись в Норвегию, Каш все время «ощущал потребность вернуться в Сербию, которую начал считать своей второй родиной».

— Я был опозорен в 2008 году, когда норвежские власти признали Косово и изгнали 70 сербов, искавших в моей стране убежища. Норвежское правительство решило, что у сербов более нет права на защиту, хотя именно мы, страны НАТО, и создали проблему беженцев.

Бывший майор КФОР рассказывает, что пишет книгу о своей жизни в Космете и скрытой этнической чистке сербов. Книга  будет опубликована на норвежском, сербском и английском языках.

— Надеюсь, что норвежские и западные политики прочитают эту книгу и подумают об огромной моральной ответственности, которую несут те, кто начинает войну. Они не понимали последствий своих решений, и поэтому эта книга вступает в военную риторику и медийную динамику, предшествующие каждой войне. Сербия в Рамбуйе была поставлена перед несуществующим выбором. Боюсь, что сейчас международное сообщество повторяет те же самые ошибки и в случае с сербами на севере Космета.

— Прошлое настигло меня в феврале 2011 года. Тогда я увидел те отчаянные условия, в которых живут сербские беженцы, изгнанные Норвегией, — рассказывает Каш. В центре коллективного проживания неподалеку от Белграда я познакомился с сестрами Аной и Марией Масловарич, которые вместе с семьями вынуждены были бежать из Косово в 1999 году, так как КФОР не защитил их от албанцев.  Я плакал и пережил мощную психическую посттравматическую реакцию. Это был спусковой крючок, подтолкнувший меня к действиям, чтобы, как бывший офицер НАТО, извиниться перед народом Сербии, так мы были не в состоянии защитить сербов и прочие меньшинства в Косово.

Поступок Кристиана заинтересовал многих, так что у него даже появилась дополнительная «проблема». Столь многие захотели, чтобы он стал их «френдом» в Фейсбуке, что он создал новую страницу: 

 http://www.facebook.com/KristianKahrs 

 

 {loadposition user9}

 

 

RuSerbia.com в соцсетях: