С уходом владыки Артемия косовские монастыри опустели

Пока во главе епархии Рашско-призренской стоял ныне лишенный сана владыка Артемий, многие хотели постричься в монахи именной в Црной реке, Сопочанах,  Дечанах, Печской патриархии, Баньской, Кончуле, монастыре Джурджеви ступови и прочих известных монастырях в Рашке и и Метохии.

Многие вынуждены были годами ждать места в одной из этих святынь, а некоторые даже после многолетнего ожидания вынуждены были отказаться от своей мечты, так как в тесных монастырских кельях для новых послушников просто не было места, — пишет газета «Вести».

 

Сегодня в большинстве монастырей Рашско-призренской епархии места есть, вот только нет монахов. Когда с трона епархии был свергнут владыка Артемий с ним ушло и монашество, более двух третей монахов покинуло Косово и Рашскую область, некоторые перебрались в другие епархии, часть монахов перебралась в Дежеву под Нови Пазаром, где они купили землю и начали строительство церкви, а большинство последователей владыки Артемия поселилось на  земле бизнесмена Милойе Стевановича под Чачком.

С уходом Артемия и его духовных детей схлынул интерес к епархии, нет больше очереди на монашество в Црной реке, Сопочанах или Кончуле, во многих святынях были бы рады любому послушнику, некоторые, вроде Святой Пятницы под Лепосавичем стоят пустые, в Цераньской реке под Байгорой живет один отец Йован, в Баньской – игумент Данило…

— Я мог бы постричься в какой-то другой епархии в Сербии или Боснии, где условия были гораздо лучше, чем в Рашско-призренской епархии, но я, как и многие мои сверстники, стремящиеся к своей вере и монашеской жизни, хотел только в Црну реку, к Артемию, так как там жили и трудились строго по канонам, многому учили и дисциплина была на наивысшем уровне, — рассказывает «Вестям» Раде, несостоявшийся монах из Рашки.

— Это была настоящая, крупнейшая духовная школа Сербской православной церкви, из которой вышли самые образованные владыки и лучшие игумены, попасть в которую мы все хотели. И когда я был уже у цели Артемия изгнали и лишили сана, боюсь что политика, отечественная и мировая была во всем это замешана, с ним ушла и добрая часть монашества, распалась знаменитая духовная школа в Црной реке и я отказался от монашества. Может быть, Артемий в чем-то и ошибался, но, что касается духовной жизни, восстановления церквей и организации монашества – тут он был и остается непревзойденным.

Много лет назад, приехав из Лелича под Валево в Црну реку, Артемий некоторое время был единственным обитателем заброшенной сербской святыни, через пять лет с ним было уже 10 монахов, а через 10 лет – 20, некоторое время даже 25. Братия функционировала как часы и дышала единым духом, большинство закончило университеты в Сербии и в мире, многие защитили диссертации и знали по два-три иностранных языка, Артемий потом стал владыкой рашско-призренским, Иустин – владыкой тимочским, а Теодосий владыкой липлянским…

Из Црной реки вышли и многие известные ныне игумены: Петар, Михайло, Герасим, Сава (Янич), Теокист, Сергей, Пантелеймон… Бывший игумен монастыря Джурджеви ступови Петар (Улемек) сейчас в Хиландаре на Афоне, Сава (Янич) ишумен Высоких Дечан, Михайло возрождает монастырь Святые архангелы, Пантелеймон управляет монастырем святого Фомы в Йоханнесбурге…

Сегодня братия монастыря Црна река насчитывает семь-восемь монахов, в Сопочанах было двадцать монахов, а сейчас втрое меньше, монахи стали дефицитом во всех монастырях некогда переполненной Рашско-призренской епархии.

Нынешний игумен Црной реки Йован был назначен на этот пост после того, как игумен Николай практически со всеми монахами ушел вслед за Артемием.

— Понемногу растет число монахов, но наша цель не в числе, важно чтобы те, кто остался и те, кто к нам приходит, были приверженны своей церкви и боролись за ее единство, — считает игумен Йован. – Действительно нас гораздо меньше, чем раньше, многое переменилось, мы ужесточили критерии, больше времени длится период  послушания, не может каждый постричься в монахи, когда этого пожелает, важны не цифры, важнее чтобы у нас была настоящая братия.

О том, что важны не цифры, а качество говорит и то факт, что после ухода из Црной реки практически всей братии это монастырь, когда-то источник кадров для Сербской православной церкви,  не дал ни одного игумена или владыки и многие уже не считают его значимой духовной школой.

Златибор Джорджевич, председатель объединения «Старая Сербия» на север Косово считает что ситуация тяжелая:

—   Мы оказались в ситуации, когда монастыри, которые мы десятилетиями восстанавливали и строили, стоят закрытые, а всего несколько лет назад люди ждали в очереди, чтобы туда приехать. Если монастыри останутся пустыми, если уйдет монашество, уйдет и народ, — считает он.

Златибор Дорджевич не хочет углубляться в причины, по которым Артемий должен был оставить руководство епархией и уехать из Косово и Метохии, но он убежден, что уход Артемия нанес серьезный вред Церкви.

— Артемий сделал неизмеримый вклад в восстановление монастырей и церквей, возрождение монашеской жизни в Косово и Метохии и Рашской области. Когда его сместили и изгнали с ним ушло 70% монашества. Церковь должна найти возможность для переговоров с Артемием и его последователями, это образованные люди, которые свои жизни посвятили вере, церкви и Косово и Метохии, а сейчас обитают по каким-то частным имениям в Сербии, нужно найти способ их реабилитировать и вернуть в свои монастыри, Церковь не должна быть к ним так жестока, — считает Златибор Джорджевич.