Из истории раскола в Сербской Православной Церкви. Часть 2

 

Мы продолжаем публикацию статьи, посвященной расколу Сербской Православной Церкви и созданию канонически непризнанной автокефальной Македонской Православной Церкви

 

3. В разговоре о дальнейшем сотрудничестве  между Сербской православной церковью и государством, заявил, что по его мнению, и по мнению СП церкви в целом, в этом вопросе нет и не может быть никаких изменений. СП церковь в течение долгих лет конструктивно сотрудничает с государством, и это сотрудничество принесло только пользу и социалистическому государству, и СП церкви.

Мое заявление о том, что Скупщина, Республиканское исполнительное вече, Религиозная комиссия и прочие органы и руководители СР Сербии могут нести ответственность за положение и развитие отношений с СП церковью только на территории СР Сербия, хотя, естественно, мы участвуем и в формировании политики, взглядов и решении компетентных Союзных органов, патриарх Герман внимательно выслушал и заявил, что он согласен с подобной нашей позицией.

На мое напоминание о том, что, исходя из подобного мнения, мы считаем, что в компетенции Союзного исполнительного вече, Союзной скупщины, Союзной религиозной комиссии оказывается и урегулирование вопроса с Сербской православной церковью в целом, так же, как и с другими религиозными организациями в СФРЮ, патриарх Герман заявил, что и он думает так же, и имел плодотворное сотрудничество с компетентными союзными органами и находил у них полное понимание практически по всем вопросам, важным для СП церкви, до тех пор, пока не возник вопрос автокефальности Македонской православной церкви. В связи с этим вопросом, как он считает, он не нашел понимания, причем не только у высших представителей Союзного исполнительного вече, но и у представителей Республиканского исполнительного вече СР Сербии. Добавил, что если бы было немного больше понимания, то не дошло бы до подобного развития ситуации в связи с автокефальностью Македонской православной церкви, и это произошло бы без потрясений, правда, возможно, позднее, когда для этого сложились бы благоприятные условия. Он подчеркнул, что именно он сделал все для того, чтобы Македонская церковь получила автономию, которой она в полной мере пользовалась, хотя он и вынужден был тогда преодолеть значительное сопротивление в руководстве Сербской православной церкви.

Мой совет, что было бы к месту во время своих посещений республик Хорватия, Черногория и Босния и Герцеговина посещать председателей скупщин (Сабора) и председателей республиканских исполнительных вече, так же как это происходило и происходит в Сербии, патриарх Герман принял с благодарностью за совет и уверениями что при случае он воспользуется данным советом.

4. На вопрос о том, как он смотрит на проявившиеся особенно в последнее время, упорные попытки реакционных четников и прочей сербской политической эмиграции (включая и короля Петра), связанные со сходными элементами в стране, наладить тесные связи с Сербской православной церковью и ее руководителями, то есть политически воспользоваться возникшим спором по автокефальности Македонской православной церкви ради углубления столкновения между двумя церквями, с целью провоцирования раздора между сербским и македонским народами и разрушения сотрудничества и обострения отношения между СП церковью и государством, патриарх Герман ответил очень кратко. Обратил внимание на успешные действия СП церкви по снятию с поста в США владыки Дионисия, ставшего орудием наиболее реакционных кругов. Категорически заявил, что СП церковь не имеет никакой политической связи с реакционной эмиграцией и хочет таковой иметь, считает это социалистическое государство своим государством, развитию и прогрессу которой должна способствовать и СП церковь в меру своих возможностей.

5. Патриарху Герману я напомнил, что он в курсе позиции руководящих органов СР Сербии по автокефальности Македонской православной церкви. Я вкратце ознакомил его с тем, то что недавно изложил политическому руководству СР Македонии. Я подчеркнул, что для  нас автокефальность МП церкви – реальность и об этом не нужно вести дискуссия, что для нас главным вопросом стало то, как будет развиваться ситуация в дальнейшем.

Я сказал, что мы и товарищи из руководства СР Македонии полностью согласны с тем, что с двух сторон повлиять на то, чтобы отношения между церквями и священством далее не обострялись, активно действуем в направлении примирения и со временем создания условий для нормальных и хороших отношений между двумя церквями, одновременно и мы и товарищи македонцы полностью согласны во мнении о том, что нельзя позволять, чтобы спор между двумя церквями испортил отношения между сербским и македонским народами, а также отношения между СР Сербией и СР Македонией или политически эксплуатировался со стороны реакционных кругов или кого-либо еще.

В связи с этим я поставил вопрос о том, как патриарх Герман смотрит на дальнейшее развитие отношений СП церкви и Македонской православной церкви и может ли сообщить о их дальнейших намерениях и ожидания в плане развития ситуации, возникшей в результате спора двух церквей вокруг автокефальности МП церкви.

Патриарх Герман кратко ответил, что их позиции известны. Он сам некоторое время назад отправил  письмо в Союзную религиозную комиссию с предложением не обострять отношения ненужной полемикой. Он полагает, что это соответствует отношению к ситуации и нас и руководителей СР Македонии. Он добавил, что поддерживает подобное мнение товарищей македонцев… Они, то есть СП церковь и он лично настаивают на том, чтобы государство придерживалось позиции, изложенной в его письме Религиозной комиссии Союзного исполнительного вече.

Он ничего больше не мог сказать ни о взглядах на развитие отношений между двумя церквями ни о намерениях и ожиданиях, его самого и Святого синода, так как до сих пор они не пришли какой-либо ясной концепции о том, что делать дальше. Потому их поведение колеблется в рамках и на линии решений Архиерейского собора и его уже упоминавшегося краткого письма Союзной религиозной комиссии.

6. В связи с предыдущим вопросом патриарх Герман заявил, что они в Патриархии получили сообщения, что ни одна иностранная православная церковь не решила признать автокефальность Македонской православной церкви. Они извещены о том, что патриарх Русской православной церкви не принял делегацию Македонской православной церкви, которая хотела передать ему просьбу о признании автокефальности. Патриарх Герман очевидно указал это как успех СП Церкви в борьбе против автокефальности МПЦ.

Я спросил патриарха Германа, действительно ли он верит, что другие православные церкви в течение длительного времени останутся на позиции непризнания автокефальности МПЦ, учитывает ли он то, что через некоторое время из-за интересов этих церквей или интересов их государств и правительств их поведение изменится и они пойдут на признание автокефальности МПЦ, так же как было в истории с самостоятельностью СП церкви и прочих церквей и думают ли сегодня он, Святой синод и архиереи о том, в каком положении окажется тогда с учетом ее нынешнего упорства в отказе от признания автокефальности МПЦ. Я добавил, что и я и другие товарищи уверены в том, что руководители СП церкви поймут, что для будущего СП церкви было бы лучше не оказаться последней церковью, которая изменит свое мнение по автокефальности МПЦ.

На это патриарх Герман кратко ответил, что и он смотрит с реализмом на подобные возможности, но в настоящий момент они не пошли дальше принятой позиции и он не может ничего сказать о том, что будет в дальнейшем.

7.  Я также задал патриарху Герману еще и вопрос о том, как он смотрит на возможность того, что в связи с признанием или непризнанием автокефальности МПЦ в наши внутренние отношения вмешаются некие другие православные церкви или отдельные правительства, ради своих политических интересов, которые могли бы выражаться в подстегивании споров и столкновений не только между церквями, но и между народами и народностями СФРЮ.

Патриарх Герман ответил, что он этого боялся и об этом и думал, когда проводил беседы с представителями Союзного исполнительного вече и Республиканского исполнительного вече СР Сербии, стараясь убедить их в том, что сейчас не подходящий момент для автокефальности МПЦ. Потому он считает, что и СП церквоь не может нести никакой ответственности, в случае если это все же произойдет.

Он сказал, что больше всего боялся вмешательства Русской православной церкви. Предполагая, что эта церковь могла решить признать автокефалию, предварительно обратившись за советом к своему правительству, он сразу после внеочередного Архиерейского Собора Сербской Православной Церкви пригласил одного священника Русской Церкви в Белграде и попросил его пойти в советское посольство и передать его просьбу, чтобы Русская Церковь не вмешивалась в спор СП церкви и MПЦ, что такое вмешательство СП церквь восприняла бы как большую обиду, особенно если бы дошло до признания автокефальности Македонской Православной Церкви со стороны СПЦ (это, очевидно, ошибка в тексте Минича, потому чтo следовало бы написать РПЦ — примечание В.Дж. М.).Этот священник сообщил Патриарху Герману, что посетил советское посольство и беседовал с первым советником Васильевым, что сообщение Патриарха передал точно, но что Васильев ответил, что, по его мнению, желание патриарха Германа не оправдано, что македонцы – отдельная нация, Македония – Социалистическая Республика, и если Македонская церковь хочет быть независимой – автокефальной, то она  имеет на это право и по Конституции СФРЮ.

Патриарх Герман говорит дальше, что испугался, когда услышал это, и послал приглашение советскому послу Бенедиктову посетить его. Посол Бенедиктов принял приглашение и вскоре приехал к нему. В начале разговора посол Бенедиктов вкратце повторил то же самое, что сказал советник Васильев. Патриарх подробно объяснил послу Бенедиктову историю спора по поводу автокефалии MПЦ и причины, по которым Сербская Православная Церковь решила не признавать автокефалию МПЦ. Он просил понять позицию и интересы СП церкви, чтобы Русская церковь не принимала решения об автокефалии МПЦ, потому что это вмешательство во внутренние дела этих двух церквей нанесло бы большой ущерб Сербской Православной Церкви, в  том числе и ее дальнейшим отношениям с Русской церковью. В заключение патриарх Герман добавил, чтобы еще больше повлиять на советского посла, что это было бы то же самое, как если бы Православная Церковь на Украине или в Белоруссии провозгласила бы себя автокефальной, т.е. отделилась бы от Русской церкви, что бы по той же логике могло быть объяснено тем фактом, что украинцы и белорусы являются отдельными нациями, а Украина и Белоруссия – Социалистические Республики в СССР. Он еще добавил, что совершенно неизвестно, как Ватикан поведет себя в этом споре.

Когда я спросил, что сказал советский посол после его объяснений, принял ли он объяснение Патриарха или повторил мнение, которое высказал в начале, патриарх Герман ответил, что советский посол все внимательно выслушал, но ничего больше не сказал, а быстро простился и ушел.

Я сказал Патриарху, что и мы в Сербии, и товарищи македонцы считаем, что вмешательство из-за рубежа имело бы очень плохие последствия. Я добавил, что мне казалось бы вполне естественным, если бы Македонская православная церковь направила своих представителей в другие церкви и боролась за признание. С другой стороны, указание представителей СПЦ тем же церквям бороться против признания автокефалии МПЦ создает ситуацию, при которой вполне возможно, что другие вмешаются в наши внутренние дела, руководствуясь своими политическими интересами, и это вызывает у нас озабоченность, поэтому мы должны тщательно взвесить и обсудить на федеральном уровне все обстоятельства, и искать пути и способы предотвратить негативные последствия

8.  В конце разговора я спросил патриарха Германа, что он думает по тому факту, что Внеочередной Архиерейский собор внес очень значительные изменения в Устав Сербской Православной Церкви, без каких-либо консультаций и согласования с югославским правительством, что является беспрецедентным случаем. Я сказал ему, что этот их поступок вызвал у нас озабоченность и привел к мысли, что Сербская православная церковь может изменить свою прежнюю позицию в отношении конструктивного сотрудничества СП церви и государства.

Патриарх Герман просил не рассматривать тот случай с подобных позиций, а по поводу отношения СП церкви и государства заявил, что уже высказал свои взгляды.

Желая пояснить, чем вызваны те изменения в Уставе, он сказал, что на заседании Собора было высказано предложение об изменении Устава, состоявшее в том, что в будущий состав Архиерейского собора СПЦ могут входить только епископы, и что для выбора патриарха Собор выберет трех кандидатов, среди которых будет кидаться жребий посредством вытаскивания одной из бумажек, на которых будут написаны имена кандидатов. Собор согласился включить это предложение в повестку дня, и по церковным правилам решения по проекту должны были быть приняты незамедлительно. Таким образом, было невозможно проконсультироваться с Союзным исполнительным вече или Союзной Религиозной комиссией.

Он признает, что вследствие этих поправок в Устав СПЦ состав Собора оказался меньше, что удалены многие из его бывших членов и все лица, не принадлежащие к духовенству (например, ректор факультета теологии, ректор семинарии, протоиереи, представители Союза священников и т.д.). Но он оправдывает то решение, говоря, что вследствие новой ситуации после провозглашения автокефалии МПЦ нельзя было придерживаться того положения Устава, что правами членов Архиерейского собора и далее пользовались бы те же лица из Македонии, которые участвовали в провозглашении автокефалии МПЦ.

 

9. Разговор продолжился  с участием председателя религиозной комиссии Республиканского Исполнительного Вече СР Сербии Витомира Петковича.

Патриарх Герман задал множество вопросов материального характера. Петкович сообщил патриарху позицию РИВ по этим вопросам, чем он был удовлетворен.

Среди этих вопросов есть и один серьезный – просьба, которую патриарх Герман еще раз повторил, — о том, чтобы передать Сербской православной церкви землю, на которой до войны начали строить храм Святого Саввы в Белграде.

Я напомнил ему, что председатель Республиканского Исполнительного  веча СР Сербии Джурица Йокич уже говорил ему, что в принципе мы согласны с этим требованием и с построением храма, чего СПЦ уже много лет требует, и подтвердил ему, что мы остаемся в принципе согласными с этим пожеланием, хотя в связи с этим существуют огромные правовые, финансовые и технические сложности, из-за того, что имущество было национализировано сразу после войны, и что сначала нужно исполнить все необходимые условия, чтобы выполнить просьбу патриарха Германа и приступить к строительству храма святого Саввы в Белграде.

На этом разговор закончился.

Мне кажется, что здесь точно передано содержание этого разговора, хотя все дается в сильно сокращенном изложении.

 

10. Эти данные в сокращенном виде выдержки из интервью патриарха Германа не нуждаются в комментариях, так как они достаточно ясно выражают теперешнее мнение и взгляды патриарха по затронутым вопросам.

Вместо этого, стоит обратить внимание на некоторые вопросы.

Во-первых, патриарх Герман и руководство Сербской Православной Церкви продолжают придерживаться уже известных взглядов на автокефальность МПЦ. Они не представляют, что можно сделать для преодоления сложившегося конфликта. Их взгляды тормозят их деятельность в настоящее время, т.е. вся работа свелась к  попыткам удержать другие церкви от признания автокефальности МПЦ, поэтому они не знают, что им делать, и, как ситуация будет развиваться, когда другие церкви начнут признавать автокефальность МПЦ.

Во-вторых, патриарх всячески уверял, что он и руководство СПЦ не собираются менять свою политику добрых отношений и сотрудничества с государством, и что не стоит придавать слишком большое значение деятельности реакционных четнических сил и других политических течений сербской эмиграции по отношению к СПЦ, потому что он и руководство Сербской Православной Церкви ни в коей мере не желают, чтобы СПЦ использовалась в политических целях.

В-третьих, разговор подтвердил правильность нашего намерения продолжать политику добрых отношений и сотрудничества с Сербской Православной Церковью и Патриархом Германом, чтобы в этом уверились и патриарх Герман, и епископы и низшее духовенство. С этой целью следует поддерживать нормальные контакты и обсуждения на федеральном уровне и на уровне республик, областей и муниципалитетов. Вопросы, которые возникают, должны открыто ставиться, обсуждаться и решаться, чтобы таким образом влиять насколько можно на священнослужителей и епископов, чтобы они успокоились и искали способы нормализации отношений между СПЦ и MПЦ, чтобы со временем и руководство СПЦ начало искать пути и средства для нормализации отношений с МПЦ. Очевидно, что в настоящее время для нас это единственный возможный путь. Любое обострение отношений с нашей стороны, не оправданное какими-то из ряда вон выходящими причинами, может привести лишь к политическим осложнениям, идущими на пользу реакционных великосербских и других шовинистических элементов и сил, и способствовать иностранному вмешательству в эти споры с целью их углубления. Поэтому нужно очень осторожно и внимательно следить за развитием этих отношений, а также активно действовать, проявляя необходимую гибкость, широту и терпение, чтобы создать условия для того чтобы время сделало свое дело. В этом направлении должны в дальнейшем действовать и мы в Сербии.

 

На фото — Милош Минич

Велько Джурич Мишина

Борба за веру 

Также по теме:

 

{loadposition user9}

 

RuSerbia.com в соцсетях: