Из истории раскола в Сербской Православной Церкви. Часть 1

 

Предлагаем вашему вниманию статью, посвященную малоизвестной странице сербской истории — расколу в Сербской Православной Церкви и созданию канонически непризнанной автокефальной Македонской Православной Церкви.

Провозглашение епископских советов в Хорватии и Боснии и Герцеговине, решение о переименовании Церкви в Черногории («православная Церковь в Черногории») и самовольное присвоение титулов отдельными архиереями как будто представляют собой завершение проекта по размельчению Сербской православной Церкви. Это вроде размышлений коммунистических властей в 1963 году о создании Югославской православной церкви, составленной из республиканских митрополий, у которых только патриарх был бы общим.

Еще древние римляне говорили, что история – учитель жизни. Поэтому давайте на основании исторического опыта чему-нибудь научимся. В данном случае – как в свое время защищал Сербскую православную церковь от раскола.

О так называемом «македонском церковном вопросе» есть множество трудов, различного объема и качества. Полагаю, что среди этого множества особое место занимает книга, которую опубликовал Святейший архиерейский синод Сербской православной церкви –« Македонский церковный вопрос», Белград, 1997. Разумеется, к этой оценке есть и замечание: Святейшему архиерейскому синоду стоило бы, по принципам исторической науки, опубликовать документы в разносторонней версии и тем самым, кроме всего прочего, способствовать разъяснению части огромного и неизвестного процесса раскола Сербской православной церкви.

Именно так, как я поступил с публикацией документов о «македонском церковном вопросе» в трехтомной книге «Летопись Сербской православной церкви 1946-1958 гг – Время патриарха Гаврило Дожича (1946-1950) и патриарха Викентия Проданова (1950-1958)», Белград 2000 – 2002, стр. 1306-1393. Я опубликовал документы, очень важные для понимания процесса подготовки и создания Македонской православной церкви, созданной государством посредством своих органов.

Есть множество фактов о добровольном сотрудничестве в этом процессе патриарха Германа Джорича. Проблема в том, как все это понять, не видя исторический контекст, силу коммунистической системы, личностные характеристики, то есть слабости большинства архиереев, влияние других православных церквей и так далее.

Я не хочу ни обвинять, ни защищать патриарха Германа по множеству причин. Одна из основных – недоступность архивов бывшей государственной безопасности Союзного министерства по внутренним делам, о которых я точно знаю, что они есть в Агентстве по безопасности и информации (БИА). Эти архивы позволили бы нам, кроме всего прочего, увидеть всю работу, проведенную с патриархом и рядом архиереев накануне провозглашения автокефальности Македонской православной церкви 16-19 июля на Церковно-народном соборе в Охриде.

Этот текст дает нечто совсем новое по отношению ко всем опубликованным до сих пор работам. По сути это и не мой авторский текст, а публикация документа, который, на мой взгляд, имеет особое значение для понимания многих событий из новой истории Сербской православной церкви.

Речь идет об извещении Милоша Минича, председателя Республиканской скупщины Социалистической республики Сербия, доставленном Иосипу Броз Тито 25 декабря 1967 года.

Разумеется, Минич сообщил Брозу о своем намерении побеседовать с патриархом Германом. Так как в течение нескольких недель информации о данной встрече не было, Броз посредством своего секретаря Владе Поповича запросил у Минича письменное сообщение.

Минич встретился с патриархом Германом в здании Скупщины Сербии 11 декабря 1967 и через две недели предоставил Брозу служебную записку с сопроводительным письмом.

Сопроводительное письмо написано на пишущей машинке, екавицей, латиницей, и подписано лично Миничем, кириллицей. (Кстати, документ стал доступен общественности один-два года назад. Передан из Архива Иосипа Броз Тито в Архив Югославии, сигнатура АЈ, 836, ИИ-10).

Любой пересказ письма и записки не принес бы больших результатов. Простым прочтением можно увидеть и понять многое в политике по отношению к Сербской православной церкви, которую проводили именно сербы, руководители Сербии.

Несмотря на то, сколько я прочитал и понял причины определенных событий в поведении отдельных людей, не могу объяснить характерологию этих людей и их отношение к Иосипу Брозу. Броз был вершиной политической пирамиды в Югославии! Открытым остается вопрос, почему они делали все это народу, из которого произошли, и его Церкви. В этих размышлениях есть место и для следующего текста:

«Уважаемый товарищ Президент,

Товарищ Владо Попович оповестил меня о том, что Вы интересуетесь моим разговором с Патриархом Германом во время его визита, который он совершил ко мне, как к Председателю Скупщины СР Сербии.

Болезнь помешала мне сразу после разговора написать эту записку и послать ее Вам. Делаю это со значительным опозданием. Все-таки надеюсь, что она будем Вам полезна для формирования Вашего мнения о нынешнем состоянии отношений с Сербской православной церковью и ее высшими представителями.

Если Вы пожелаете еще больше информации о данном разговоре и нашем отношении к этим вопросам, как занимающих руководящие должности в Сербии, я готов прибыть к вам и устно изложить Вам все в удобное для Вас время.

Остаюсь с сердечным приветом и искренним уважением.

Милош Минич»

Служебная записка напечатана на 11 с половиной страницах, на каждой странице по 36 строк. Документ привожу целиком, так, как он написан.

«Записка Милоша Минича, председателя Скупщины СР Сербии, о разговоре с патриархом Сербской православной церкви Германом в ходе визита, сделанного патриархом Германом председателю Скупщины 11 декабря 1967 года.

Патриарх Герман прибыл с визитом один, без обычного сопровождения.

В ходе двухчасовой беседы было рассмотрено множество вопросов, касающихся отношений Сербской православной церкви и государства вообще, в интересах СП церкви в СР Сербии, и особенно вопросы, связанные с отношениями Сербской православной церкви и автокефальной Македонской церкви. Вопросы в ходе беседы ставились обеими сторонами.

Из этого разговора полезно отметить следующие моменты.

1. Уже в начале беседы был заведен разговор о неявке патриарха Германа на прием, проведенный президентом Республики товарищем Тито 29 ноября сего года. Патриарх Герман сразу заявил, что направил президенту Республики свои письменные извинения.

После чего он добавил по этому поводу, что ему очень жаль и тяжело, что это произошло впервые за 10 лет, в течение которых он является патриархом Сербской православной церкви. Во-первых, потому что он высоко ценит приглашение президента Республики на прием по поводу главнейшего государственного праздника 29 ноября, а особенно ему жаль и тяжело потому, что он искренне уважает президента Тито, которого он считает величайшей исторической личностью в новейшей истории наших народов и наиболее заслуженным в том высочайшем уважении и престиже, которым наша страна пользуется в мире с того момента, как во главе ее встал президент Тито.

Он рассказал, что стоял перед дилеммой, колебался и решил не приходить на прием, так как оценил, что будет меньше вреда, если он не придет на прием, чем если придет и произойдет так, что случится инцидент, из-за которого он вынужден будет этот прием покинуть.

Он был проинформирован о том, что на прием придет митрополит Доситей, от имени Македонской православной церкви. Так как они с митрополитом Доситеем хорошо знакомы и даже являются кумовьями, он с уверенностью предполагал, что митрополит Доситей использует то обстоятельство, что они гости президента Республики, и подойдет к нему, патриарху Герману, протянет ему руку и таким образом попытается создать впечатление, что между нет ничего по поводу автокефальности Македлнской православной церкви, хотя митрополит Доситей знает, что и патриарх Герман, и Архиерейский собор СПЦ считают митрополита Доситея одной из ключевых личностей в операции по полному отделению Македонской православной церкви.

Патриарх Герман в этом случае, как он мне сказал, должен был бы избегать всякой встречи с митрополитом Доситеем и покинуть прием. В данный момент он не мог поступить как-либо иначе, и из-за своего личного отношения, и из-за отношения святейшего Синода СПЦ, который ни в коем случае не одобрил бы иного поведения.

Будучи уверенным, что подобный инцидент должен будет произойти, и данный инцидент нанес бы значительный ущерб и государству, и церкви, и будущим отношениям в связи с автокефальностью Македонской православной церковью, он решил не приходить на прием и письменно попросить извинения у президента Республики, что он и сделал.

Он просит полностью поверить этому его объяснению и тому, что никакие другие мотивы не были причиной того, что он не пришел на прием 29 ноября.

На мое напоминание о том, что, несмотря на желание понять и уважать его объяснения, я вынужден остаться при мнении, что неявка патриарха Германа на прием по приглашению Президента Республики должна оставить и оставила неприятное впечатление, он еще раз повторил, что из двух неприятных решений выбрал, о котором он был уверен, что оно оставит меньше негативных последствий для государства, для Сербской православной церкви и для будущего развития всех отношений, в которых СП церковь имеет свое определенное место и он несет свою ответственность как высший представитель СП церкви.

 

2. В ходе дальнейшего разговора патриарх Герман очень обширно объяснил историю, причины и мотивы, которые привели к решению внеочередного архиерейского собора о непризнании автокефальности Македонской церкви.

Большая часть объяснений известна, так как содержится и в документах двух последних архиерейских соборов СП церкви, прошедших в нынешнем году. Это объяснения по линии оправдания позиций, которые эти соборы СП церкви заняли в вопросе автокефальности Македонской православной церкви.

Единственной новостью для меня стали крайне открыто высказанные опасения патриарха Германа в связи с тем, что отделение Македонской православной церкви от Сербской православной церкви провозглашением автокефальности МП церкви станет вступлением к последующим инициативам по дальнейшему раздроблению СП церкви. Эти опасения патриарх Герман изложил в контексте аргументов, которыми руководствовался Архиерейский собор СПЦ в решении о непризнании автокефальности МП церкви, подчеркнув, что подобные опасения мы встретим у всех членов Архиерейского собора СП церкви, хотя это ни прямо, ни косвенно не упоминается в документах Собора.

На мое замечание, что я ничего не знаю о подобных инициативах, что меня удивляют подобные предположения и подобные страхи, так как я не вижу никаких знаков того, что подобные предположения могли повлиять на Собор СП церкви в принятии своего известного решения по автокефальности МП церкви, патриарх Герман, очевидно стараясь говорить с уверенностью, указал на несколько моментов. Во-первых, Православная церковь в Черногории была автокефальной, а позднее объединилась с СП церковью. Если они, то есть Сербская православная церковь, согласятся с автокефальностью МП церкви, то почему бы и Черногории не потребовать автокефальности церкви, с учетом того, что в прошлом у Черногории уже была автокефальная церковь. Во-вторых, одним из первых декретов, которые Павелич принял при формировании НДХ  (Независимое Государство Хорватия – марионеточный режим во время оккупации Югославии нацистской Германией – прим. перев.) был декрет о выделении православной церкви в НДХ в самостоятельную церковь. Если начнется дробление СП церкви, то почему мы исключаем возможность того, что в какой-то момент не появятся сходные инициативы в Республике Босния и Герцеговина и Республике Хорватия.

На мое повторное замечание о том, что я не вижу никаких оснований для подобных предположений  с учетом нынешней ситуации в СФРЮ, патриарх Герман ничего не ответил.

 

Продолжение следует…

Велько Джурич Мишина

Борба за веру 

Примечание переводчиков — При переводе письма Милоша Минича сохранены авторские сокращения и стиль написания официальных названий

{loadposition user9}

 

 

RuSerbia.com в соцсетях: