Куда делся золотой запас Королевства Югославия?

Согласно доступной информации, перед Второй мировой войной Королевство Югославия располагало 84 574 килограммами чистого золота.

Понимая угрожающую стране опасность, князь Павел одобрил переброску большей части золотого запаса в Англию в мае 1939 года. Эсминец «Белград» доставил в Английский банк 980 ящиков с 3 379 золотыми слитками. В этом банке уже хранилось 225 золотых слитков Народного Банка Королевства Югославия, так что общие резервы в Великобритании достигли 44 866,61 килограмма чистого золота.

После начала Второй Мировой Войны, так как ожидалось нападение на Великобританию, Совет обороны Югославии принял решение о срочной перевозке золота в США. С огромным риском в Нью-Йорк из Англии доставили 33 683,51 килограмма золота. В хранилищах Английского банка к концу войны осталось 11 203,10 килограмма золота.

Народный Банк организовал еще две транспортировки. В мае и июне 1940 года из Швейцарии через Афины в Нью-Йорк было доставлено 344 ящика, то есть 14 168,16 килограммов золота.

Непосредственно перед бомбардировками Белграда Народный Банк Югославии располагал в США 47 851,67 килограммами золота.

Нужно уточнить, что 18 марта 1941 года Народный Банк продал 20 002 килограмма золота в пользу депозита в Бразильском банке на сумму 11 225 000 долларов.

В хранилищах самой страны осталось 10 701,11 килограмма золота. Еще в 1939 году из Белграда было эвакуировано все золото: в подземное хранилище в Ужице 9 611, 30 килограмма, а в сараевский филиал Народного банка – 1 089, 80 килограммов

Министр финансов в правительстве путчистов Симовича, хорват Юрай Шутей распорядился 7 апреля 1941 года перевезти золото из хранилища в Ужице (204 ящика) в Мостар. Когда 10 апреля в Загребе было провозглашено Независимое Хорватское Госудраство (НДХ), это золото было 14 апреля срочно перевезено в Никшич и спрятано в пещере Требьеса. Здесь оно тоже долго не задержалось, и уже 15 апреля было перевезено на аэродром Крапино поле для перевозки за рубеж. Золото, оставшееся в Сараево, захватили усташи.

После апрельской катастрофы путчисты решили бежать из страны, 14 апреля в монастыре Острог патриарх Гаврило благословил отъезд молодого короля Петра II.

15 апреля эвакуировались гражданские путчисты, а 16 апреля путчисты – офицеры, после отлета в Грецию последнего самолета (трехмоторного бомбардировщика «Савойя – Маркетти SM-79», пилотируемого капитаном Иваном Доминко) с главным организатором путча и бегства из страны генерала Боривойе Мирковича, на аэродроме Никшича осталось 190 ящиков государственного золота. В самолеты погрузили (из-за малой грузоподъемности и большого числа желающих бежать из страны) всего 14 ящиков (674 килограмма золота). Правительство путчистов забрало восемь ящиков (385 килограммов), а генералитет – шесть ящиков (289 кг). В самолете Мирковича перевезли больше всего золота – три ящика. Возле греческого порта Превеза самолет генерала был подбит и разбился при вынужденной посадке, причем Миркович сломал обе ноги. Всего в Грецию было переброшено 216 политиков и путчистов, не считая их жен, родных и близких.

Золото, привезенное путчистами, они должны были депонировать в Английском банке.

В перерасчете в доллары это составляло 4 000 000 долларов за 385, а по другой информации, 245 килограммов золота . Из этих денег выплачивалось жалование путчистам и служащим их правительств в Лондоне, а также ежемесячное содержание королеве Марии, королю Петру II и его братьям, королевичам Томиславу и Андрею (все они получали ту же сумму, что и председатели правительства до 1952 года).

Но и это не все. Путчистские правительства:  генерала Симовича, Слободана Йовановича, Милоша Трифуновича, Божидара Пурича и Ивана Шубашича располагали депозитом Народного Банка Королевства Югославия в Федеральном резервном банке в Нью-Йорке – 24 587 814,08 долларов. После войны на этом счете остались непотраченными всего 662 757, 13 долларов. Депозит в Бразильском банке (11 225 000 долларов за проданные 20 002 килограмма золота) никогда не упоминался.

Судя по всему, путчисты потратили в эмиграции 27 925056, 95 долларов.

Шесть ящиков, которые забрал генералитет, сразу стали предметом споров между путчистами во время так называемой «Каирской аферы».

Караджорджевичи отнюдь не бежали с народными деньгами. Король Петр II улетел из Никшича лишь с личными вещами.

Князь Павел с семьей 27 марта 1941 года в полночь сел на поезд, который увез его в Грецию, где он был передан англичанам, интернировавшим его в Кении. Он вышел из Белого Двора лишь с личными вещами под строгим контролем путчистов (братья Кнежевичи жалели, что в тот день его не убили).

Итальянцам досталось 176 ящиков  или 8 393,22 килограмма золота. Немцы захватили в монастыре Острог четыре ящика или 188,45 килограммов золота. Четники нашли один ящик. ОЗНА нашла и передала товарищу Иосипу Броз Тито пять ящиков.

После многолетней работы Репарационной комиссии после Второй Мировой Войны и реституций было установлено, что в собственности ФНРЮ осталось 49 033 килограмма золота. Нет информации о том, что от хорватов когда-либо требовали вернуть тонну золота, которую усташи забрали из хранилища Народного Банка в Сараево.

С уверенностью можно сказать, что в Черногории, после бегства путчистов из Никшича, было украдено 100 килограммов золота.

Из предвоенных 84 574 килограммов чистого золота после войны осталось 49 033 килограммов.  Что же произошло с 35 541 килограммом государственного золота?

Усташи украли 1 089, 80 килограммов.

Кто после путчистов взял больше всех?

Ответ – американцы!

Вот как это произошло:

После войны США оценили конфискованное в Югославии имущество американских граждан в 17 000 000 долларов. Реально эта сумма составляла три – пять миллионов. Американцы потребовали, чтобы Югославия оплатила эту сумму из своих золотых резервов, хранившихся в Федеральном резерве.  Таким образом, наши союзники американцы из югославского депозита в 47 851,67 килограмма золота забрали себе 15 649, 22 килограмма.

Трудно поверить, что американцы просто, как пираты, ограбили югославов. Они окупили не только то имущество, которое коммунисты конфисковали у их граждан в 1948. Как плутократическая нация торговцев они окупили все то, что в виде помощи (оружие, продукты, транспорт, самолеты) во время войны поставили партизанам Броза и четникам Михайловича.

В этом, однако, нет ничего нового. После Первой мировой войны наши союзники французы и англичане потребовали, чтобы мы оплатили всю их помощь. Даже шнурки для ботинок, поставленных сербской армии перед прорывом Солунского фронта, не говоря уж о артиллерийских боеприпасах крупного калибра. Даже шнурки! Опанки на ногах этих героев уже сносились, и потому союзникам заплатили за их ботинки!

Американцы после войны смогли окупить все свои бомбы, которые в конце войны сбросили на сербские города. Каждую бомбу, каждый литр горючего для своих «Летающих крепостей», принесших смерть для многих сербов, в основном мирных жителей в Подгорице, Белграде, Лесковце, Бихаче… У американцев для этих бомбежек было оправдание – о них просил Иосип Броз через своего генерала Кочу Поповича.

 

Вечерние Новости

Фото — золото —www.biznis.ba

Эсминец «Белград» —   www.maketarstvo.net

 

{loadposition user9}